Гари Лайт

Гари Лайт

Алине Литинской 
  
Когда перо впадает в соблазн 
скрипеть и ставить знаки на бумаге, 
триумф весны в обоих городах 
уже не обсуждаем кулуарно, 
а в полной мере осязаем и весом... 
В такую пору арьергарда мая 
как никогда осознаются звуки, 
единственным регламентом которых – 
быть просто с человеческим лицом... 
Подобно той хранительнице таинств, 
     которая читает по ладони 
определенье сумерек-качелей и собирает 
     в светлые коллажи 
увиденные рифмы и наброски – из тех, 
     что не откроются любому, 
но, разливая чай, как озаренье, хозяйка 
     улыбается глазами, – 
и за окном в почетном карауле плывут то 
     венский вальс, 
то Левый берег – Парижа или Киева, 
     неважно, 
а то и вовсе шпили-башни-небо... 
И вдруг – метаморфозой ощущений – 
перо, согласно сути соблазна, 
вторит шагам и, преломляясь в эхо, 
летит по душам, согревая и касаясь 
такого сокровенно дорогого, 
что нужно только вслушаться – и жить...