Галия

Галия

Четвёртое измерение № 15 (471) от 21 мая 2019 г.

Подборка: Фрагменты

* * *

 

поводырь закрывает глаза,

и не видная миру слеза

утекает в глухую изнанку.

 

словно в землю уходит вода,

где иссохла от снов лебеда –

ей бы выйти на свет спозаранку.

 

прорасти сквозь тебя, пронести

и тебя, словно семя в горсти.

чтоб и ты, замедляя дыханье,

выводила на свет лебеду,

как слепого за руку ведут,

как травой, прорастая стихами...

 

2019

 

Костяная пуговка

 

пуговица с папиной рубахи

укатилась в подпол, в темноту,

где гнездятся сумрачные страхи,

что однажды тоже упаду

в пропасть этой темени немотной,

в обморок безвестной пустоты,

где меня, как пуговицу, бог мой,

не усмотришь в щёлочку и ты.

 

костяная пуговка дозрела,

чтоб, упав, истлеть в сырой земле,

словно больше быть ей не хотелось

каждый день в рубашечной петле...

 

пришивала новую, а ныне

вздрогнула от домысла душа:

пуговка упала с горловины,

чтоб отец вольготней мог дышать.

 

2018

 

* * *

 

сон летит туда, где ты не сон,

где твой шаг пружинящий весом,

снегом след ещё не занесён,

и трава тобой не прорастает.

 

где душе пока неведом стыд,

свет земной туманом не размыт,

за грудиной камень не болит

у того, кто вслед за рыбьей стаей

в ночь плывёт по речке золотой

в зыбке, бессловесный и пустой.

 

и густеет времени настой.

и рекой в него перетекаю

истемна – и плоть твоя, и кровь,

в путь за первой рифмою – «любовь»,

самой верной, как ни суесловь,

от «агу» до песен-причитаний.

 

засеваешь светом пустоту,

облаков полуночных пастух;

 

всё тобой не сказанное вслух –

для меня основа мирозданья.

 

2018

 

* * *

 

пуговкой оторвёшься,

скатишься в сон и в нём

канешь во тьму.

кто сыщет,

если и днём с огнём

не отыскать ушедших?

всё пустота и лёд –

кто по тебе заплачет,

кто тебя там найдёт?

свечка одна и только –

капает воск слезой.

 

наговоришься с Богом,

будто с самим собой...

 

2018

 

* * *

 

вселенная задаст тебе вопрос,

а ты ещё

не зная, что ответить,

подумаешь: впервые так – всерьёз,

ты выхвачен из тьмы,

насквозь просвечен...

ответить бы сейчас – всё хорошо,

но как солгать, когда не всем доволен,

и кажется, что главного лишён,

что мало в мире света, много боли...

и вот повиснет в воздухе вопрос,

и как петлёй всего тебя охватит.

хоть он и прост, и всё-таки не прост,

и, как всегда, приходится некстати...

 

вот так стоишь, запутавшись в себе,

а в небе звёзды светятся, мигая.

а у тебя ни слова для небес,

где кто-то для тебя их

зажигает...

 

2018

 

* * *

 

художник многорук и многоглаз,

выхватывая суть и смысл явлений,

и в будущем, и прошлом видя нас,

сплетает ловко сети из мгновений...

пока в зелёном платьице идёт

весна по ярким солнечным ступеням,

в глазах его цветущий синий лёд

её сжигает пламенем осенним.

он краски, словно кровь, кладёт на холст,

сочится ею сквозь бинты рябина...

а ты стоишь, боясь ступить на мост,

ведущий от картин в твои  глубины.

 

2016

 

Замри…

 

море волнуется – раз! – и я сразу же замираю.

мама однажды обмолвилась, что хотела назвать меня Майей.

человеку с таким именем не подошла бы моя судьба,

для людей с тонкой организацией она слишком груба.

я бы и сама пожелала ей жизни более светлой, весёлой,

Майя, впрочем, и не родилась бы в избушке с земляным полом.

ей подавай паркет в солнечном доме окнами в сад,

или с видом на море, и чтобы гроздьями – виноград...

как раз для таких, как она,

Нил Саймон рисует свои картины.

смотри, говорю я ей, какие в каждой из них глубины,

в зимнем пейзаже всегда есть окошко в осень или весну,

знай, что в любом из камней есть ручей и тропинка к теплу.

стоит тебе произнести «море», и оно уже плещется рядом,

можно всё, что только захочешь, приблизить  взглядом.

вот так постоянно говорю я с той, что внутри.

море волнуется, видишь, замри-замри...

 

2018

 

* * *

 

она рисовала бабочек – синий рой 

и белые, жёлтые, красные в нём вкрапления – 

она рисовала музыку, и стеной 

вставала над ней мелодия – чьё-то пение. 

и солнечных бликов стая летела ввысь, 

и бабочки, с ней сливаясь, творили радугу... 

она рисовала осень – срывался лист, 

и падал, кружился, падал, и небо падало. 

она рисовала снег – и цвела зима, 

и звуки шагов по снегу вели в забвение. 

она рисовала музыку и сама 

могла становиться ею 

в одно мгновение.

 

2016

 

* * *

 

птица-ночь-трава-деревья, пустошь-лунный свет-затишье,

степь, и снова птицы древней пенье – снится ль, в сон летишь ли...

ты куда летишь ночами, став самой себя сильнее?

 

там ли птиц перекричали тоньше, тише и нежнеe –

не слова, а междометья, междустрочия и вздохи?

там ли шрамов и отметин неподсчитанные охи,

ахи радостей несметных в реки слез твоих впадали,

словно капли, незаметно... где ты, с кем, какие дали

снятся? там ли гул, тамтамы, стук копыт и пыль дороги,

маки, солнце, дом и мамы голос тёплый и глубокий...

 

но, проснувшись, скажешь, яви в снах намного больше будто,

потому то, их оставив, возвращаешься под утро,

но не можешь приземлиться – кружишь, мир не узнавая,

им не узнанная птица, бесприютная, ночная...

 

2018

 

* * *

 

сесть в поезд и уехать далеко,

в тот поезд, что всегда уходит в лето,

где ты стоишь и машешь вслед платком

всем поездам...

картонного билета

нигде сегодня больше не найти.

и выбитую дырочками дату

ты слепо не нащупаешь в пути,

ведущему на край земли куда-то.

где тот же клин – такая же земля,

но названа светло любимым краем.

овраги, золотистые поля,

где выбредешь, дорог не выбирая,

к большой реке, и встанешь, и замрёшь,

и не сумеешь вымолвить ни слова.

ты – на ветру сухой травинки дрожь,

вся – только дрожь, и ничего иного....

 

2018

 

* * *

 

глубоководье осени темно,

и словно непрочитанные письма,

ложатся на невидимое дно

дождём и ветром траченные листья...

на воду осень падает легко –

когда писать и не о чем, и нечем,

когда не хочешь плакать ни о ком,

ты тоже отпускаешь письма легче –

на ветер.

и почтовый ящик пуст,

закрыты окна почты голубиной.

на воду осень падает, и грусть

чуть теплится светло в её глубинах.

 

2018

 

Фрагменты

 

есть в пространстве прошлого пустоты,

выбираю время наугад,

чтобы их заполнить, словно соты 

тёплым светом, – 

двигаюсь назад...

среди долгих зим и звонких вёсен,

и летящих суматошно лет

есть одна несбывшаяся осень

без каких-то значимых примет – 

сумрачная, волглая, скупая

на тепло и свет.

вернусь в неё 

с горсткой снов из солнечного мая

и построю осени жильё

из фрагментов счастья и уюта,

чтоб она от ветра и дождей

в нём согрелась радостью минутной

в самый свой ненастный долгий день.

 

2017

 

Дверь в весну

 

распахиваешь дверь, а там весна –

цветут деревья, бабочки в полёте.

быть хочется с ней бережней, она

как будто книга в мягком переплёте,

а может быть, вернее – мотылёк,

ах, не спугни, подрагивают крылья.

ей, маленькой и нежной, невдомёк,

какая сила кроется в бессилье…

стоишь в дверях, пытаешься впитать

всем существом сей свет животворящий.

как медленно страницы ни листай,

всё преходяще...

 

2018