Галина Ульшина

Галина Ульшина

1. 
  
Ветер вдувает ноябрю кислород, 
в рощах разлиты и брют, и мартини, 
в шубы окуклился местный народ, 
втайне – завидуя звериному. 
Ночь смела ландшафтные 
     прелести, 
даже луну сорвала как заплатку – 
как не припомнить дурня Емелю, 
на теплой печке спящего сладко? 
Хрипло скрипят на ветру акации, 
взбивая ночь с предрассветной моросью, 
фонарики – чудо электрификации – 
поодиночке борются с мороком. 
На электричку народ тянется, 
то здесь, то там дрожащие блики: 
насельники, гости или начальники, 
пред электричкою – равновеликие. 
Уедет, зараза, хоть плачь, хоть плюйся… 
Стоянка – минута. Взбираются прытко! 
Студентки блямурные в стайку плющатся, 
школьники в тамбуре курят открыто, 
дачники – хмурые, недоспавшие – 
им привычней возиться с сотками, 
чем в перебранку вступать рукопашную 
с матерщинниками да красотками. 
Едут мамаши в райцентр озабоченно: 
чад недужных врачам показывать. 
(то-то все чаще дома заколочены, 
то-то растет детвора, как пасынки.) 
Стоит ли боли 
     перстом касаться, 
как язычка – до рефлекса рвотного? – 
но так 
     коснулась 
     цивилизация 
внутри человека его животного: 
прячутся, греются, строятся, рушатся, 
гуси гогочут как люди с крыльями, 
дикие – те, улетая, кружатся, 
эти ж  не бросят своё изобилие. 
Здесь даже собаки лаять 
     ленятся, 
куры –  в посадках хоронят яйца, 
бывает, глянешь: увидишь лешего 
или как лисы в лесу резвятся… 
Есть Интернет, телефон местный: 
«Маньк, кабанчик к тебе заблудилси?» – 
при счете в банке здесь было б чудесно 
     – 
каждый сгодился бы там, где родился. 
 
…Выполз народ молодой из норок 
в светлое завтра для жизни вящей – 
всё хорошо бы. Если б не морок. 
Да не фонарики эти дрожащие. 
  
2. 
  
Воздух шинкуя пластами сала, 
пьёт ноябрют сакральную дату 
с хлебом – сколько ни съешь – мало, 
к старости – как ни прямись – горбатый. 
Дорога пряма, словно правда прежде, 
если не полнить карманы утлые, 
ты – на финишной. Стонешь реже, 
все присаливая прибаутками. 
Если романы пишутся – дышится, 
только сжимается время шагренево… 
Брось же! – смотри, как рассвет 
     колышется, 
красный и синий сводя в сиреневый. 
Будет рассвет поджигать окраину, 
 день раздувая сосредоточенно, 
брось же писать! – и живи правильно, 
Бог поможет, если захочет. 
Хочешь? – я выучусь шить и стряпать, 
буду носки собирать по дому, 
хочешь букофф? – начни карябать 
пару петроглифов веку другому, 
доктора вызови, ляг в больницу, 
выйди на пенсию по болезни – 
ноль забот, вот тебе и Ницца, 
вот и дыши, сколько вдоха влезет! – 
Нет же!... 
…ночами твои литгерои 
входят, сражаются, бьют – умирают, 
пьют, рождаются, ржут и воют – 
всяко взрывая чертоги рая. 
Царства законные изнутри них 
рвутся наружу, и – вот уж схватка! – 
ты – то ли Нестор, Гомер ли, Плиний, 
может, ты – Гитлер? – твой 
     бункер–хатка… 
  
Разве власть на здоровье – сменишь? 
Не равноценен обмен и с хлебцем… 
Твой роман со Временем – фетиш, 
что тебе, Rexus, до нас, плебса? 
Боже… 
утрачен такой 
     мужчина – 
хоть заспиртуй! – сохранив образчик… 
Если Ты не найдешь причины – 
выжить ему – помоги собраться. 
Что уж… 
Я не трепещу, 
     плача, 
выдержу всё, только сердце ёкнет… 
Если «крест мой по силе» – значит, 
я, мой Леннон, и есть твоя Йоко. 
Так и запомню тебя с нимбом 
дня под сакральной датой колючей. 
  
Только слова, что сказать могли бы, 
тайной своей так и будут мучить.


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Встретились двое...»
Иван Дмитриев
Иван Дмитриев «Три Льва»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «О смысле жизни»