Галина Ульшина

Галина Ульшина

1. 
  
Ветер вдувает ноябрю кислород, 
в рощах разлиты и брют, и мартини, 
в шубы окуклился местный народ, 
втайне – завидуя звериному. 
Ночь смела ландшафтные 
     прелести, 
даже луну сорвала как заплатку – 
как не припомнить дурня Емелю, 
на теплой печке спящего сладко? 
Хрипло скрипят на ветру акации, 
взбивая ночь с предрассветной моросью, 
фонарики – чудо электрификации – 
поодиночке борются с мороком. 
На электричку народ тянется, 
то здесь, то там дрожащие блики: 
насельники, гости или начальники, 
пред электричкою – равновеликие. 
Уедет, зараза, хоть плачь, хоть плюйся… 
Стоянка – минута. Взбираются прытко! 
Студентки блямурные в стайку плющатся, 
школьники в тамбуре курят открыто, 
дачники – хмурые, недоспавшие – 
им привычней возиться с сотками, 
чем в перебранку вступать рукопашную 
с матерщинниками да красотками. 
Едут мамаши в райцентр озабоченно: 
чад недужных врачам показывать. 
(то-то все чаще дома заколочены, 
то-то растет детвора, как пасынки.) 
Стоит ли боли 
     перстом касаться, 
как язычка – до рефлекса рвотного? – 
но так 
     коснулась 
     цивилизация 
внутри человека его животного: 
прячутся, греются, строятся, рушатся, 
гуси гогочут как люди с крыльями, 
дикие – те, улетая, кружатся, 
эти ж  не бросят своё изобилие. 
Здесь даже собаки лаять 
     ленятся, 
куры –  в посадках хоронят яйца, 
бывает, глянешь: увидишь лешего 
или как лисы в лесу резвятся… 
Есть Интернет, телефон местный: 
«Маньк, кабанчик к тебе заблудилси?» – 
при счете в банке здесь было б чудесно 
     – 
каждый сгодился бы там, где родился. 
 
…Выполз народ молодой из норок 
в светлое завтра для жизни вящей – 
всё хорошо бы. Если б не морок. 
Да не фонарики эти дрожащие. 
  
2. 
  
Воздух шинкуя пластами сала, 
пьёт ноябрют сакральную дату 
с хлебом – сколько ни съешь – мало, 
к старости – как ни прямись – горбатый. 
Дорога пряма, словно правда прежде, 
если не полнить карманы утлые, 
ты – на финишной. Стонешь реже, 
все присаливая прибаутками. 
Если романы пишутся – дышится, 
только сжимается время шагренево… 
Брось же! – смотри, как рассвет 
     колышется, 
красный и синий сводя в сиреневый. 
Будет рассвет поджигать окраину, 
 день раздувая сосредоточенно, 
брось же писать! – и живи правильно, 
Бог поможет, если захочет. 
Хочешь? – я выучусь шить и стряпать, 
буду носки собирать по дому, 
хочешь букофф? – начни карябать 
пару петроглифов веку другому, 
доктора вызови, ляг в больницу, 
выйди на пенсию по болезни – 
ноль забот, вот тебе и Ницца, 
вот и дыши, сколько вдоха влезет! – 
Нет же!... 
…ночами твои литгерои 
входят, сражаются, бьют – умирают, 
пьют, рождаются, ржут и воют – 
всяко взрывая чертоги рая. 
Царства законные изнутри них 
рвутся наружу, и – вот уж схватка! – 
ты – то ли Нестор, Гомер ли, Плиний, 
может, ты – Гитлер? – твой 
     бункер–хатка… 
  
Разве власть на здоровье – сменишь? 
Не равноценен обмен и с хлебцем… 
Твой роман со Временем – фетиш, 
что тебе, Rexus, до нас, плебса? 
Боже… 
утрачен такой 
     мужчина – 
хоть заспиртуй! – сохранив образчик… 
Если Ты не найдешь причины – 
выжить ему – помоги собраться. 
Что уж… 
Я не трепещу, 
     плача, 
выдержу всё, только сердце ёкнет… 
Если «крест мой по силе» – значит, 
я, мой Леннон, и есть твоя Йоко. 
Так и запомню тебя с нимбом 
дня под сакральной датой колючей. 
  
Только слова, что сказать могли бы, 
тайной своей так и будут мучить.


Популярные стихи

Михаил Исаковский
Михаил Исаковский «Попрощаться с теплым летом»
Наум Коржавин
Наум Коржавин «В наши трудные времена»
Александр Ривин
Александр Ривин «Вот придет война большая...»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В минуты музыки печальной»
Марина Цветаева
Марина Цветаева «О слезы на глазах!»