Галина Ицкович

Галина Ицкович

Четвёртое измерение № 23 (551) от 11 августа 2021 г.

Подборка: Тёмным лицом к причалу

Атлантика

 

Стать бы однажды шхуной

В платьице деревянном,

Спать бы на тихом рейде

Тёмным лицом к причалу.

 

Чтобы ломились трюмы,

Чтобы хватило даже

Эля на полсезона

Скушного каботажа,

Чтобы еженедельно

Не набирать матросов...

 

Киль на пробор расчёсывает

Струй океанских косы,

Солнце мережит щели

В выцветшей парусине,

Лёгкие наполняют

Воды Атлантики синей.

 

Стать бы подругой рачьей,

Донной прозрачной тенью,

Ползать по треуголкам

Жертв кораблекрушенья,

Сбрасывать в прах обломков

Хвост и ошмётки панциря,

Как на качелях качаться

На уцелевшем брамселе.

Шустрые рыбьи школы,

Хрупкие рачьи радости.

Нет, всё же шхуной: шхуны

Дольше живут на радужке.

 

Ресторанчик

 

Крен при заходе в гавань увеличивает осадку.

Устав от омаров, забежали в непопулярный рыбный.

При виде меню раззуделись брюшные плавники.

 

Шотландию от Ирландии отличает не количество осадков, 

а направление ветра во время ливня.

То-то радовались пилигримы,

добравшись до ознобной Новой Англии,

явившейся явным апгрейдом.

Зависали, наверно, в восторге на рейде,

но в путеводителе об этом ни слова.

 

– Нет ли у вас чего-нибудь мясного?

 

Мэйн-стрит

 

I

В прошлом году, бывало,

Дотронешься до побережья

На атласе в старой лавке –

Бухты пристанут к пальцам.

Но букинист разорился

Или умер весною.

Волны клокочут, о камни

Названий в пыль разбиваясь.

 

II

Кованые ограды,

Вдовы на каждом балконе,

От океана взгляды

Не отрывая, стонут.

Жаль, букинист закрылся,

Но повезло с погодой.

Что карантин Атлантике –

Не такое смывала походу.

 

Сон на мокром песке в Киттери, штат Мэн

 

Пока я по Киттери шла к Кеннебанку,

Из сумки ЮТьюб бормотал: «Чужестранку

Сожрала акула, стирая границы...»

Мой сервер завис, но история длится

На сервере сердца:

На севере пляжа

Купальщица мёрзнет, локатор отлажен,

В мурашках заката песочные горки.

Акул окуляры, локаторы орки

на берег направлены.

Чёрной касаткой

Бросается женщина

в зябкие лапки

Волны океанской.

Костюм её термо-

Налажен, в порядке застёжки и нервы.

 

Дельфин подплывает, как парус надежды.

Он антропоморфен,

Он северно вежлив,

готов оградить от акул и касатки.

Но женщина бьётся над смерти разгадкой...

 

Акуле не нравится вкус неопрена,

Прощается тело с душою нетленной.

 

...Без страха ложусь

На песок головою:

Акулы не ходят по кромке прибоя.

Отгладило море остатки одежды.

Морфей закрывает набухшие вежды

Мои. Но, в сознанье тараня пробелы,

Врываются в дрёму чужие проблемы.

Чужие проблемы, чужие печали

Меня атакуют

Несытою стаей.

Зачем мне чужое,

Клянусь Моби Диком,

На диком причале

Атлантики тихой?

 

Блюз длинного уикенда

 

Я туточки, путь недалёк,

Прощаться бесполезно.

Когда железо всех дорог

Сомнёт стопой железной,

Когда фривей, других кривей,

Своё накинет лассо,

Когда компостер щёлкнет в срок

И обленившийся замок

На щиколотке лязгнет,

Освободив,  рвану пешком

По незнакомью, братцы,

И ни о чём, ах, ни о ком

Не стану волноваться.

В просроченные отпуска

Отъеду ненадолго,

И блюз холодного песка,

Холодного с утра песка

В меня войдёт иголкой.

Иглу на диск! – Кружась, стекать,

Скользить просёлком бывшим

И потихоньку отпускать

Меня не полюбивших.