Галина Бестужева

Галина Бестужева

Четвёртое измерение № 14 (362) от 11 мая 2016 г.

Подборка: В дивном закулисье

* * *

 

Я верю в мамины молитвы

Сильней, чем старше становлюсь.

Остаться в мире беззащитной

Без них, спасительных, боюсь.

 

Сама молиться не умею,

Я не нашла дороги в храм,

Но с детских лет благоговею,

Дивлюсь старинным куполам.

 

Всё чаще мамин шёпот слышу,

Её «спаси и сохрани»,

Когда мой внук тихонько дышит,

Младенческие видя сны.

 

И сердце тёплым воском тает,

Рука невольно крест творит.

Я знаю: ангел мой летает,

Я верю: он меня хранит.

 

* * *

 

На поле придорожном

Кресты, кресты, кресты…

Поверить невозможно,

Россия, это ты?

 

Кладбищенские ветры,

Венки и вороньё –

Даются эти метры

Быстрее, чем жильё.

 

Скамейка, стол, оградка –

Бесхитростный уют.

Жилось не больно сладко,

Здесь – невелик приют.

 

Смирившись с божьей волей,

Всем быть на судном дне,

Не знаю, что за поле

Судьба готовит мне.

 

* * *

 

Вспоминай хорошее,

О плохом забудь.

Только с лёгкой ношею

Отправляйся в путь.

 

Попроси прощения

И других прости.

Помни: возвращение –

Не конец пути,

 

А за многоточием

Кроется печаль…

Стоя на обочине,

Не увидишь даль.

 

Не изменишь прошлое,

Так держи свой путь!

Вспоминай хорошее,

О плохом забудь.

 

* * *

 

Посвети мне во тьме,

Посвяти мне стихи,

Подари ожерелье из радуги.

Покачай на волнах

И ворвись в мою жизнь

Свежим ветром с Онеги и Ладоги.

 

Отдарю тишиной,

Испеку пироги,

Починю паруса твои белые.

Целый век на двоих,

Ещё век впереди,

Будем правнукам петь колыбельные.

 

Мы не стали пасти

Золотого тельца,

Отпустили с ладони синицу.

Подари мне рассвет,

Подари облака,

Подари журавлей вереницу.

 

Театр

 

Зал рукоплещет, ропщет, свищет,

Он и поклонник, и судья.

Актёр на сцене – принц и нищий.

Где жизнь чужая, где своя?

Всё в этом дивном закулисье

Чудесным образом сплелось:

Что было дальним, стало близким,

О чём мечталось, то сбылось.

Разбег от радости до злости,

О жизнь, спрессованная в миг!

О театральные подмостки!

Я ваш бессрочный ученик.

Когда из сумрачного мира

Я выхожу под рампы свет,

То жизнь мне кажется сатирой,

Правдивей сцены места нет.

И вновь прекрасна Клеопатра,

Вновь сказку дарит Берендей –

Бессмертна магия театра.

И браво, браво, лицедей!

 

* * *

 

Держу в ладони плод каштана –

Блестящий, тёплый и живой.

Я помню, как весною ранней

Он начинал свой путь земной.

 

Как расправлялся лист фигурный

Из тесной почки в полный рост,

И как своим цветеньем бурным

Мог волновать меня до слёз.

 

В колючей шкуре, как в доспехах,

Он ждал спокойно этот миг,

Когда коричневым орехом

К землице-матушке приник.

 

Придёт весна, всё повторится,

И счастье выпадет опять

Смотреть, как новый плод родится,

А не года свои считать.

 

* * *

 

Береста-берёзка

Стынет на ветру.

Чёрные полоски –

Чернь по серебру.

Свет мой негасимый,

Церкви, купола…

Тихая Россия,

Жаль, что ты ушла.

 

Старшая сестра

 

Мы связаны туго:

И кровью, и слогом –

Сестра и подруга,

Заслон и подмога.

 

Вина и прощенье,

И нежность, и совесть,

Одно предложенье

И целая повесть.

 

Для слабостей женских

Мы обе – обитель,

Но Бог дал блаженство

Сестру не обидеть,

 

Раздора не ведать

И мщенья избегнуть,

Принять, словно веру,

И вместе – хоть в бездну!

 

* * *

 

Дай, зима, мне взаймы

Белизны и блеска!

Я хочу новизны,

Я хочу быть дерзкой.

Под плащом ноября

Невидимкой стала,

Дай же страсть бунтаря,

Не жалей запала!

Закружи, заметель,

Зарумянь мне щёки!

По нутру мне теперь

Все твои уроки.

Скрип да скрип из-под ног,

Звёзды над снегами…

Я верну тебе долг

Новыми стихами.

 

* * *

 

Ещё снега легки и пышны,

Пока кружит метельный вальс

По городским дворам и крышам.

Зима лишь выдала аванс,

Но день-другой – и под курганом

Надолго скроет цветники

И чашу летнего фонтана,

И чью-то надпись «дураки».

Листая белые страницы

Пустынных липовых аллей,

Как славно утром устремиться

Под свод серебряных ветвей!

Себе прокладывать дорогу,

Ища ногою тротуар...

Но выйдут дворники в подмогу –

Исчезнет власть природных чар.

В итоге дружного десанта

Лопат, метёлок и скребков –

Всё та же надпись – вот досада!

Куда же мы без дураков?!

 

* * *

 

Снег негаданно-нежданно,

Аж захватывает дух,

Повалил из тучи рваной,

Как из наволочки пух.

С нескрываемым азартом

И со скоростью молвы

Он сбивал с лесов и парков

Золотую спесь листвы.

Снег валил и тяжким спудом

Налипал на провода,

Шёл неведомо откуда

И неведомо куда.

Атакующе и нервно –

Так идут в последний бой…

Снег не знал, ведь он был первым,

Потому и стал водой.

 

* * *

 

Хочется, хочется тёплого ветра,

Запаха ландыша или сирени...

Ветер-гулёна замешкался где-то,

Дремлет под звуки волшебной свирели.

Солнце весь день золотыми граблями

В поле рыхлит непокорные снеги,

Скоро земля, напитавшись ручьями,

Выпустит в рост молодые побеги.

Горстками солнца вдоль пыльных обочин

Вдруг засияют огни первоцветов,

Светом наполнятся краткие ночи…

Вот и сирень, а за нею и лето.

 

Весна спешит

 

От снега только лужицы

Вдоль обнажённых трасс,

Цветущая калужница

Таращит жёлтый глаз.

Бредут лилово-белые

Подснежников стада –

Как быстро подоспела

Весенняя страда!

Торопится черёмуха

Затмить собою свет,

Вот-вот сирени всполохи

Займутся ей в ответ.

Накрыл окрестность здешнюю

Неукротимый вал

Цветения кромешного –

Весна спешит на бал!

 

* * *

 

Осень. Дождь. Асфальт промытый.

Шорох листьев. Шорох шин.

Но ещё не позабыты

Сказки лета: хороши

Утопающие в неге

Пляжи южных берегов

И роящиеся в небе

Стайки лёгких облаков.

Ах, как хочется прохлады,

Непременно с ливнем чтоб...

Далеко до листопада,

Спрятан зимний гардероб.

Но настало время сбыться

Ненавязчивым мечтам:

Осень, ливень, лист кружится,

И душа лежит к снегам.

 

* * *

 

С вещами надо расставаться,

Нельзя зависеть от шкафов,

Где, недвижимые, ютятся

Предметы прожитых веков.

 

В них нет нужды. Тесня друг друга,

Утратив прежний блеск и лоск,

Они лежат тяжёлым спудом.

Прошло. Проехало. Сбылось…

 

Пустой флакон духов любимых

Не источает аромат,

Фигурка ангела без крыльев,

Подсвечник, свадебный наряд…

 

Вот и в шкафах им стало тесно –

Отвоевали антресоль.

В кладовке не осталось места –

Там паруса хранит Ассоль.

 

Коробки, коробы, корзины –

Где что лежит, не разберёшь.

Мелькают вёсны, длятся зимы,

А ты средь прошлого живёшь.

 

Ты постепенно и упрямо

Сужаешь жизненный отсек,

А дом в музей-квартиру хлама

Ты превращаешь, человек!

 

Тебе бы крылья, свежий ветер,

В окне распахнутом сирень,

Чтоб настоящее заметил,

И с лёгким сердцем – в новый день!