Фёдор Глинка

Фёдор Глинка

Дошла ль в пустыни ваши весть, 
Как Русь боролась с исполином? 
Старик-отец вел распри с сыном: 
Кому скорей на славну месть 
Идти? - И, жребьем недовольны, 
Хватая пику и топор, 
Бежали оба в полк напольный 
Или в борах, в трущобах гор 
С пришельцем бешено сражались. 
От Запада к нам бури мчались; 
Великий вождь Наполеон 
К нам двадцать вел с собой народов. 
В минувшем пет таких походов: 
Восстал от моря к морю стон 
От топа конных, пеших строев; 
Их длинная, густая рать 
Всю Русь хотела затоптать; 
Но снежная страна героев 
Высоко подняла чело 
В заре огнистой прежних боев: 
Кипело каждое село 
Толпами воинов брадатых: 
«Куда ты, нехристь?.. Нас не тронь!» 
Все вопили, спустя огонь 
Съедать и грады и палаты 
И созиданья древних лет. 
Тогда померкнул дневный свет 
От курева пожаров рьяных, 
И в небесах, в лучах багряных, 
Всплыла погибель; мнилось, кровь 
С них капала... И, хитрый воин, 
Он скликнул вдруг своих орлов 
И грянул на Смоленск... Достоин 
Похвал и песней этот бой: 
Мы заслоняли тут собой 
Порог Москвы - в Россию двери’, 
Тут русские дрались, как звери, 
Как ангелы! - Своих толов 
Мы не щадили за икону 
Владычицы. Внимая звону 
Душе родных колоколов, 
В пожаре тающих, мы прямо 
В огонь метались и упрямо 
Стояли под дождем гранат, 
Под взвизгом ядер: всё стонало, 
Гремело, рушилось, пылало; 
Казалось, выхлынул весь ад: 
Дома и храмы догорали, 
Калились камни... И трещали, 
Порою, волосы у нас 
От зноя!.. Но сломил он нас: 
Он был сильней!.. Смоленск курился, 
Мы дали тыл. Ток слез из глаз 
На пепел родины скатился... 
Великих жертв великий час, 
России славные годины: 
Везде врагу лихой отпор; 
Коса, дреколье и топор 
Громили чуждые дружины. 
Огонь свой праздник пировал: 
Рекой шумел по зрелым жатвам, 
На селы змием налетал. 
Наш Бог внимал мольбам и клятвам, 
Но враг еще... одолевал!.. 
На Бородинские вершины 
Седой орел с детьми засел, 
И там схватились исполины, 
И воздух рделся и горел. 
Кто вам опишет эту сечу, 
Тот гром орудий, стон долин? - 
Со всей Европой эту встречу 
Мог русский выдержать один! 
И он не отстоял отчизны, 
Но поле битвы отстоял, 
И, весь в крови, - без укоризны - 
К Москве священной отступал! 
Москва пустела, сиротела, 
Везли богатства за Оку; 
И вспыхнул Кремль - Москва горела 
И нагнала на Русь тоску. 
Но стихли вдруг враги и грозы - 
Переменилася игра: 
К нам мчался Дон, к нам шли морозы 
У них упала с глаз кора! 
Необозримое пространство 
И тысячи пустынных верст 
Смирили их порыв и чванство, 
И показался Божий перст. 
О, как душа заговорила, 
Народность наша поднялась: 
И страшная России сила 
Проснулась, взвихрилась, взвилась: 
То конь степной, когда, с натуги, 
На бурном треснули подпруги, 
В зубах хрустели удила, 
И всадник выбит из седла! 
Живая молния, он, вольный 
(Над мордой дым, в глазах огонь), 
Летит в свой океан напольный; 
Он весь гроза - его не тронь!.. 
Не трогать было вам народа, 
Чужеязычны наглецы! 
Кому не дорога свобода?.. 
И наши хмурые жнецы, 
Дав селам весть и Богу клятву, 
На страшную пустились жатву... 
Они - как месть страны родной - 
У вас, непризнанные гости: 
Под броней медной и стальной 
Дощупались, где ваши кости! 
Беда грабителям! Беда 
Их конным вьюкам, тучным ношам: 
Кулак, топор и борода 
Пошли следить их по порошам... 
И чей там меч, чей конь и штык 
И шлем покинут волосатый? 
Чей там прощальный с жизнью клик? 
Над кем наш Геркулес брадатый 
Свиреп, могуч, лукав и дик - 
Стоит с увесистой дубиной?.. 
Скелеты, страшною дружиной, 
Шатаяся, бредут с трудом 
Без славы, без одежд, без хлеба, 
Под оловянной высью неба 
В железном воздухе седом! 
Питомцы берегов Луары 
И дети виноградных стран 
Тут осушили чашу кары: 
Клевал им очи русский вран 
На берегах Москвы и Нары; 
И русский волк и русский пес 
Остатки плоти их разнес. 
И вновь раздвинулась Россия! 
Пред ней неслись разгром и плен 
И Дона полчища лихие... 
И галл и двадесять племен 
От взорванных кремлевских стен 
Отхлынув бурною рекою, 
Помчались по своим следам!.. 
И, с оснеженной головою, 
Кутузов вел нас по снегам; 
И всё опять по Неман, с бою, 
Он взял - и сдал Россию нам 
Прославленной, неразделенной. 
И минул год - год незабвенный! 
Наш Александр Благословенный 
Перед Парижем уж стоял 
И за Москву ему прощал! 
  
          1833

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Рахман Кусимов
Рахман Кусимов «Снег над ленинградом»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Отец и сын»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Трусиха»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Умирал костер как человек...»
Владимир Соловьёв
Владимир Соловьёв «Эммануэль»