Евгения Баранова

Евгения Баранова

Вода — пришла. 
Вода — предвиделась. 
Водой лечили корабли. 
Мы создаем друг другу видимость. 
Мы создаем друг друга и 
  
себя пытаемся разламывать 
водой и водкой пополам. 
Послушай, сколько?-можно?-заново? 
учить неправильным словам! 
  
От недосыпа недочувствами 
не то болеть, не то жалеть. 
Мы притворяемся моллюсками, 
которые умеют петь. 
  
Мы притворяемся гитарами 
–  лады затерты до дыры– 
«Я вас любил!», 
но это –  старое. 
Я выбываю из игры. 
  
* * * 
  
Октябрь, ты выглядишь старым и стыдным. 
Как я ненавижу твои голоса! 
Октябрь, тебя за туманом –  не видно. 
Ты только и можешь бузить за глаза. 
  
Ты только и можешь. Так только и можно. 
Остался будильник и чаек конвой. 
Прошло твое время чудес неотложных. 
Прошло мое время –  недлинной строкой. 
  
Прошло. Проскользило. Лишило одежды. 
Цедило по капле. Клялось на крови. 
Ты можешь назвать нашу дочку Надеждой, 
но только любовью ее не зови. 
  
* * * 
  
Никогда не поймешь: а который –  не 
     предал? 
Никогда не поймешь: а который –  не 
     спит? 
Провожая мечту по последнему следу, 
не забудьте в аптеке купить цианид. 
  
Провожая мечту, до калитки и выше, 
не забудьте промокнуть –  и дать на 
     такси. 
Ведь на то и мечта, чтобы правды не 
     слышать, 
ведь на то и мечта, чтоб ее упустить. 
  
Провожая мечту. По последнему следу. 
По дождям-тротуарам. Столетье и час. 
Никогда не поймешь: а который – не 
     предал? 
Никогда не поймешь: а который – не 
     спас? 
  
* * * 
  
Станция: осень-зима. 
Станция: демисезон. 
Вечер. Ладони. Луна. 
Вечер. Ладони. Газон. 
  
Звезды — на джинсах и над. 
Хочешь — рукой собирай. 
Ты мне выдумывал ад. 
Выдумал, видимо, рай. 
  
Памятник. Злые глаза 
у поперечных такси. 
Ты меня выдумал, за 
что мне тебя не простить?! 
  
Линии, люди, дома – 
все это сделано of 
«станция: осень-зима». 
Станция: осень-любовь. 
  
* * * 
  
Мертвыми ладонями не выхлебать реки, 
мертвыми губами не расскажешь эпилог. 
Маленькие, маленькие люди-островки 
просят океан не заходить через порог. 
  
Просят не выдумывать –  и вежливо на 
     чай. 
Крестятся-невестятся. Клюют через 
     плечо. 
Маленькая, маленькая глупая печаль 
смотрит недоверчиво и спорит что почём. 
  
Кто кого не понял –  тот того и не 
     простил. 
Кто кого выдумывал –  да тот тому и 
     бог. 
Зареву-завыревусь, чтоб не хватило сил, 
только бы побегом не изматывался срок. 
  
Только бы в петлю мешали волосы 
     пролезть, 
только  бы истерика не встала на курок. 
Мертвое животное не ощетинит шерсть, 
мертвыми ладонями не выпутать клубок. 
  
* * * 
  
Упрямый герой продолжал позапрошлые 
     игры. 
На счет 19 пытался остаться без кожи. 
И каждый прохожий 
протягивал взгляды как иглы, 
И каждый прохожий 
протягивал губы как ножны. 
  
И каждый прохожий: 
и встречный, и диагональный – 
считал себя выше, умнее и много 
     успешней. 
Герой удивлялся наличию Хлеба – и 
     спальни. 
Герой удивлялся наличию Неба – и песни. 
  
Герой удивлялся. 
И всё умножал удивленья. 
И кто-то заметил, что эта 
     протянет недолго. 
Из глупых героев эпохами варят варенье. 
Без глупых героев бессмысленна даже 
     иголка. 
  
Водосбор 
  
Белая, 
бездонная, 
бездомная вода: 
каплями, ресницами и просто на песок. 
Падали размокшие рыбы-провода 
падалью в аквариум спутанных дорог. 
  
Ты мне что-то радостно – про боль и про 
     печаль. 
Я глотаю радугу, гляжу на стадион. 
Никого не жалко. 
Ничего уже не жаль. 
Жалко только мячики раздавленных ворон. 
  
"Ты меня не понял" – предсказуемо и 
     не-. 
Я умею выжить и в отсутствие войны. 
Ссыплются-рассыплются медяшками монет 
недообещания расстрелянной весны. 
  
Это не малина, 
не смородиновый куст. 
Это только Истина замерзла на снегу. 
Стразами-рассказами из-под Христовых 
     уст: 
– Отпустите, 
     кто-нибудь, 
     я 
     больше 
     не 
     могу. 
  
          октябрь-ноябрь 2005 года


Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Газетная»
Виктор Гончаров
Виктор Гончаров «Возвращение»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я жизнь люблю»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Март»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В святой обители природы»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Если потеряешь слово»