Евгения Баранова

Евгения Баранова

в лицах: 
  
-действующих 
              -бездействующих 
                             и 
     действующих – 
                                      
     временами. 
  
Человек, которого не было, 
–  единица 
с разнокалиберными нулями. 
  
Человек, которого не было, – 
повесть 
без формулы, 
цвета, 
запаха, 
вкуса. 
  
Человек, которого не было,– 
поезд, 
которому поздно уже вернуться. 
  
Боль номер ноль.  
  
Начинаем с люстры. 
Темно-зеленой. 
Made in UA. 
Шея как шея. 
На шее бусы. 
Девушка смотрит в бельмо стекла. 
Девушка курит. 
И лет ей – средне. 
Она умеет: 
-стихи решать. 
-плакать 
-ругаться, 
-курить в передней, 
-думать 
-задумываться 
-дышать. 
Девушка курит. 
Под ней два стула: 
каждый уверен, что лучше - нет. 
Скрипнула дверь – огонек задуло. 
Холодно в мире 
без 
сигарет! 
  
Девушка вышла. 
Помыла чашки. 
Люстра осталась сама с собой. 
В комнате душно, как будто кашель 
горло зарезал по осевой. 
  
Вышла – 
вернулась: 
на веках - влажно. 
Полночь с работы ушла домой. 
  
Господи –  хватит. 
    Господи –  страшно. 
    Господи –  сжалься ты надо мной! 
Выключу свет – он приходит, 
                                   
     смелый. 
(Нервы звенят, как дверной звонок). 
Мела милее, белее мела, 
страшно увидеть его у ног. 
  
Страшно дотронуться 
(к ливню –  снится). 
… это не я ... 
   … это ты всё сам 
  
Девушка спит. 
И его ресницы 
медленно мнятся ее глазам. 
  
Первая часть – 
он проходит мимо. 
N-ная часть – 
Он решил бежать. 
  
Неповторимо – непоправимо: 
Незачем, незачем продолжать… 
  
Утро. 
Весна. 
Прихотливым ворсом 
солнце стирает бессонниц грим. 
Девушка спит. 
И ей снится способ 
снова представить его живым. 
  
Боль номер раз  
  
(из записок психа) 
  
«Мама! мне больно! 
Мне больно, мам. 
Снова туда, где весна крольчихой 
перемножается по углам? 
Снова туда? к этим бабам? Бабкам? 
Их забивающим молоткам? 
Снова туда, где любовь прилавкам 
                                        
     передарили, 
  как небу храм? 
  
К лицам, проспавшим 
              свои рассветы? 
К быту, 
поросшему небыльём? 
Мама, мне больно! 
Прости мне это. 
Мама, позволь мне забрать своё » 
  
Боль номер два.  
  
Говорил –  и сделал. 
Внуков не станет –  лишил лица. 
Выбрал веревку: 
ее пределы 
были изучены до конца. 
  
–  сделал-что-мог? 
–  ничего-не-сделал! 
Сделал из не — негатив всего. 
Жизнь проскочила в партер пантерой. 
Жизнь за семестр прошла его. 
  
Жизнь поживает –  а он изучен 
амфитеатром врачей – расстриг. 
Жизнь зачеркнула  короткий случай, 
ради которого он возник. 
  
Боль номер три  
  
Перемотка кадра. 
Лампа. 
Зеленая. 
Десять лет. 
Муж. 
Телевизор. 
Детей эскадра. 
А между книгами сжат портрет. 
Мало кто помнит… 
Она глядела: 
Раньше– под  вечер. 
Теперь –  раз в год. 
Раз и в земле не осталось тела, 
кто фотографией будет горд?! 
И не осталось… 
осталась –  старость. 
И ностальгия – напиться  в дым. 
Как это просто: 
–  разрезать парус 
–  выкинуть шмотки 
–  запить другим. 
Как это просто: 
Забыть 
Забыться 
Выпрыгнуть замуж на всем ходу. 
И дорогому свето-убийце 
красных цветов приносить руду. 
Как это просто: 
прийти к могиле 
долго молчать 
уходя, 
спросить: 
–   Милый, зачем ты. 
     зачем ты, милый. 
     Просто оставил меня не жить. 
  
          18.30-21.20 2 июня 2007


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Волшебная стрела»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Ветер с Невы»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Дом мой - в сердце твоем»
Виктор Соснора
Виктор Соснора «Человек и птица»
Линор Горалик
Линор Горалик «Жалко тихого дурака»