Евгений Золотаревский

Евгений Золотаревский

Новый Монтень № 26 (374) от 11 сентября 2016 г.

Златокудрый инок и другие сказки

Премудрый царь

 

Жил на свете один очень мудрый Царь. И вера в Бога была у него большая. Но слишком уж он состарился.И было у него три сына-близнеца.

Стал он размышлять, кому из них царство свое передать. Решил он испытать их. И все его повеления они выполнили с честью. Пошлют их на войну – все сражаются смело и непременно врагов победят. Загадают им загадки – они их все отгадают. И надумал он тогда женить их.

– Трудно мне, – размышляет Царь, – узнать, кто из моих сынов достойнее, чтобы царством управлять. Посмотрю-ка я, какую жену себе кто из них выберет. Ведь, как говорится в народе, какова жена, таков и муж. По его жене я и узнаю достойного.

Так он и поступил. А когда три свадьбы разом сыграли, стал Царь своих невесток испытывать. И сделал он вот что. Подобрал где-то на пыльной дороге обыкновенного нищего

калеку, да к тому же ещё и немого. Привел его к себе во дворец. Созвал невесток и сказал им так с хитростью:

– Вот, смотрите, я нашел странника прозорливого. Многие тайны Божии ему открыты. Но не может он оставаться нигде больше трех дней. Так пусть эти три дня он у каждой из вас по дню проживет.

Взяла его первая невестка к себе домой. И только на двор завела, сразу спрашивает:

– Скажи, святой человек, не моему ли мужу Царем быть?

Ничего не ответил ей нищий. Показывает руками, дескать, не могу я говорить! Рассердилась эта невестка. Не накормила, не напоила его, да и прогнала со двора. На следующий день взяла его к себе вторая невестка. И тоже, только на двор они зашли, сразу спрашивает:

– Скажи, странник святой, не моему ли мужу судьба Царем быть выпадет?

А что ей может ответить немой, да ещё и неграмотный? Дала она ему сухарь. Да постелила тряпье в конюшне на ночлег.

Наступил черед третьей невестке нищего к себе взять.

А она ласковая да приветливая была. Сначала накормила его, напоила и спать уложила. А спрашивать так ни о чём и не стала. Видит, что человек немой да и неграмотный. Разгадала она хитрость тестя!

Порадовался Царь за свою третью невестку и снова собрал их всех вместе.

– Теперь, – говорит, – испеките мне что-нибудь эдакое к царскому столу.

А говорил снова с хитростью. Ведь была в этот день Суббота Страстная. Как раз перед Пасхой.

Всю ночь проработали две невестки. И так как не терпелось им царицами стать, принесли Царю ни свет, ни заря одна пирог с яблоками, пышный да пахучий, а другая – торт со всякими украшениями.

А третьей невестки всё нет и нет.

Наконец пришла и она.

– Что же ты так долго спишь? – спрашивает её Царь. – Другие невестки мне уж с раннего утра гостинцы принесли.

– Не гневайся, Царь-батюшка, – отвечает ему третья невестка. – Я всю ночь в церкви на службе была. Богу обо всех нас молилась. Вот и припоздала чуток. Но смотри зато, что я тебе принесла!

Развернула она расшитое узорчатыми крестами полотенце и подает ему с поклоном пасхальный кулич и яйца крашеные.

– Христос воскресе! – говорит, – батюшка!

– Воистину воскресе! – ответил ей радостно Царь, поцеловал её трижды и снова порадовался за эту свою невестку.

– Теперь, – говорит, – посмотрю, какие вы рукодельницы. Сшейте мне каждая что-нибудь к празднику Пресвятой Троицы.

…На Троицу во дворце все полы чабрецом да мятой посыпали. Запах чудный стоит, как в поле. Ждут прихода невесток-рукодельниц.

Пришла первая и принесла ему мантию царскую, всю золотом расшитую. А сама думает: «Не долго, видно, Царю жить осталось. Будет в этой мантии мой муженек, когда Царем станет, ходить».

Пришла вторая невестка и принесла богатый ковер. А сама тоже, как и первая, думает: «Не долго жить старому Царю, будем, видно, мы с моим мужем на этом ковре в чертогах царских послов из разных стран принимать».

А третья пришла и принесла ему икону, всю бисером да драгоценными камнями расшитую.

– Вот тебе мой подарок, батюшка-Царь! – говорит она. – Будешь перед этой иконой о народе своем молиться, да о себе, чтобы подольше тебе жить на земле. Уж очень ты мудро страной управляешь.

Понравился Царю подарок. И эти невесткины слова пришлись по душе. И поставил он Царем над всею своею державою её мужа.

Ты, наверное, хочешь знать, как звали эту цареву невестку и её мужа? Так об этом во всех сказках написано!

Её, конечно, звали Марьей-царевной. А муж её – не кто иной, как Иван-царевич.

Он ещё и по сей день в этом царстве-государстве со своей разумной красавицей-женой правит!..

 

Три сестрицы

 

В давние-давние времена жил на Руси один хороший человек. Был он пасечник и цветовод.

И всё ему казалось, что он мало добра людям делает. Помолился он как-то раз на ночь перед иконой и говорит:

– Господи! Что мне такое сделать, чтобы людям было хорошо и Тебе приятно?

И явился ему этой ночью во сне Ангел небесный и говорит:

– Вот, ты продаёшь людям душистый и сладкий мёд со своей пасеки. Люди его едят и Господа хвалят. И им хорошо, и Богу приятно.

Проснулся утром хороший человек, вспомнил сон и думает: «Может оно и так, но что бы мне ещё такое сделать?» И на следующую ночь опять стал молиться:

– Господи, что бы мне сделать такое, чтобы и людям было хорошо и Тебе приятно?

И явился к нему и во вторую ночь Ангел небесный во сне и так сказал:

– Вот, у тебя есть богатый цветник. И люди покупают у тебя прекрасные розы. Люди их ставят у себя в вазу на стол, любуются ими – и Господа хвалят. И им хорошо, и Богу приятно.

«Может, оно и действительно так, но что бы мне ещё такое-эдакое сделать?»

И опять стал молиться прежде, чем лечь:

– Не гневайся на меня, Господи, что надоедаю Тебе со своими просьбами. Но что бы мне такое сделать, чтобы и людям было хорошо, и Тебе приятно.

И явился к нему в третий раз Ангел небесный и говорит:

– Раз уж ты так хочешь Богу угодить, возьми из двух живых сотвори одно мёртвое, но так, чтобы оно как живое было.

Растерялся хороший человек. Отвечает Ангелу небесному:

– Да как же это такое сделать-то можно?

Улыбнулся ему Ангел и говорит:

– А тебе в этом две сестрицы помогут. А ту, что ты сотворишь, – будет третья сестрица...

Да и улетел к себе на небеса!

Проснулся утром хороший человек: «Вот это задача!» – думает. Вышел он во двор прогуляться. Глядит, а на самой красивой розе в его цветнике пчела сидит.

– Эка! – осенило его. – Может, это те две сестрицы самые и есть?

И начал он размышлять: «А чем они не сестрицы? Пчела никак не может без розы: каждое утро на ней нектар собирает. А роза этому и рада, и тоже скучает без пчелы»

Стал он размышлять дальше: «Да и похожи они, хоть роза – растение, а пчела – насекомое. И похожи вот как: у пчелы крылышки как лепестки, а у розы лепестки, похожие на крылышки! Роза пахнет сладко как мёд. А мёд благоухает, словно роза».

Размышляет он дальше и думает: «Схожи они даже и в том, что нежная роза может ненароком уколоть своим шипом, а добрая пчела может нечаянно ужалить. Ну чем не две сестрицы! – решил хороший человек. – Но как же им третью-то сотворить? Да так, чтобы она на своих сестер была похожа. Была тонкая и длинная, как стебель розы. Была трудолюбивая как пчела, которая сама себя не жалеёт, когда мёд собирает. Чтобы она пахла как мёд с розой и роза с мёдом. И чтобы у неё было крылышко, похожеё на лепесток, и лепесток, похожий на крылышко?».

Думал, думал хороший человек, потом пошёл на пасеку, набрал воску и сотворил свечу.

Она получилась длинная, тонкая и прямая, как стебель розы. Он зажёг её, и пламя свечи было похоже и на крылышко пчелы, и на лепесток розы. А как дивно пахнет она, когда горит!

И, как роза может нечаянно уколоть, пчела нечаянно ужалить, так свеча может ненароком ожечь.

И также, как пчела не жалеёт себя на работе, так и свеча до того не щадит себя в своём жарком горении, что сгорает дотла.

Вот и вам, двум сестрицам, – пчеле и розе, – третья сестрица – свеча!

Пошел хороший человек в церковь и всем свечки поставил: перед иконой Пресвятой Троицы, перед иконой Богородицы с Младенцем Христом, Всем Святым и тому Ангелу небесному, что во сне ему являлся.

Вы спросите меня, а что такое мёртвое как живое?

А вы зажгите свечку перед иконой. Посмотрите на её огонек.

Разве он не живой?

Живой!

И как он молится вместе с нами Господу и Богородице!

И людям хорошо, и Богу приятно!..

 

Златокудрый инок

 

Отправились однажды из языческих стран паломники на Святую Русь. А языческие страны – это там, где идолам всяким поклоняются. Истинного же Господа Иисуса Христа не знают. О Пресвятой Троице и представления не имеют. А паломники эти были Помидор, Картошка и Подсолнух. Вот пришли они в наши края.

Помидор подошёл к купеческому дому.

Глядит, толстый купец с толстой купчихой на крылечко вышли. Увидели они Помидор – диву дались:

– Вот ведь чудо-то какое!

И посадили они его у себя на огороде.

Понравилось Помидору, что на него так много внимания обращают. Да и сам купец уж сильно понравился. И прижился он тут.

Растёт на грядке, такой же пузатый, как хозяин. И так ему хочется купцу с купчихой угодить, что аж красный весь делается от натуги. Чуть не треснет!

Картошка же попала к избе крестьянской.

Вышли на крылечко мужик с бабой. С ними детей семеро. Да попинали Картошку ногами – не понравилась она им. А Картошке крестьяне приглянулись. Особенно же то, что у них семья большая. И стала Картошка им подражать, да к осени много детишек рожать. После этого крестьяне признали её за свою и тоже на огороде посадили.

А Подсолнух попал на двор монастырский. Увидел, как иноки с утра до вечера и с вечера до утра Господу Богу за весь мир молятся, да и остался тут навсегда. Но загоревал Подсолнушек сначала. Опустил свою златокудрую голову:

– Что же это я раньше в языческой стране жил и Бога истинного не знал? Господи, – говорит, – прости меня, грешного, за это.

Так всю ночь и простоял с поникшей головой в молитве покаянной. А наутро солнышко взошло, и Подсолнух поднял навстречу ему свою рыжую голову:

– Как хорошо, что я от безбожия на монастырский двор пришёл! Ведь здесь истинного Бога день и ночь хвалят! Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! – говорит.

Приняли и монахи Подсолнуха за своего. Масло подсолнечное в лампадки наливать стали – пуще прежнего Христу и Его Пречистой Матери молятся.

И все люди стали картошку с помидорами есть. Но опять же, масла подсолнечного молитвенного всегда добавляют. Так и живут до сих пор они с нами: толстый красный Помидор, многодетная Картошка и инок Подсолнух. И уже очень-очень много лет подряд склоняет Подсолнух голову к тому времени, как вечер наступит, вздыхает и говорит:

– Боже мой, прости меня, грешного!

А как утро настанет, поднимает он свою златокудрую голову к солнышку и повторяет целый день радостно:

– Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!

 

Сказка про колокольчик

 

Жил в степи всё лето колокольчик. Хорошо ему было среди других цветов!

Обычно рано просыпался он после короткой ночи. Оглядывался кругом: синий день над степью, солнышко светит. А высоко в небе жаворонок смеётся.

И всё это было ему родным и близким.

Но однажды проснулся колокольчик ночью от сильного холода. Смотрит – а кругом всё белым-бело! Снег выпал. Его и не ждали!

И стал колокольчик замерзать. Дрожит и думает: «Когда же придёт день? Наверное, он ушёл куда-нибудь по делам и скоро вернётся. Ведь когда наступит день, сразу станет тепло и уютно».

Но до утра было далеко. А колокольчик не привык к холодам.

И тогда спросил он у снега:

– Не видели ли вы день?

Ничего не ответил снег. Только ещё больше потянуло от него холодом.

Тогда колокольчик нагнулся и тихо прозвенел ветру:

– Не видели ли вы день?

– У-у-у-у? – не понял ветер.

– Видели ли день? – снова повторил колокольчик.

Подошел к нему поближе студёный ветер, чтобы лучше расслышать, да тут и замёрз колокольчик.

О ту пору ехал по дороге человек на лошади. Увидел он цветок, подобрал, повесил на дугу своих саней и отправился дальше.

Едет, едет, вдруг слышит: заговорил маленький колокольчик. Может быть, оттаял от тепла человеческих рук, а может быть ещё почему. Но только спросил он опять, нежно зазвенев в морозном воздухе:

– Видели ли день? Видели ли день? Понравилось людям, как разговаривает колокольчик. И они начали делать такие же колокольчики из серебра.

И даже когда люди отлили большой-большой колокол, чтобы он созывал всех христиан на молитву в храм Божий, он тоже громко спрашивал у всех:

– День?

– День?

– День?

– День?

Вот какая была интересная история с обыкновенным полевым цветком.

 

Пылинки и капелька

 

Жила-была на земле Пылинка. И очень уж она гордилась собой.

– Смотрите, как нас много! – говорила она. – Мы народ самый многочисленный на всей планете. И сила мы грозная. Поднимется ветер, начнётся пыльная буря – никому тогда несдобровать!

А над ней, на самом краешке листочка полевого цветка висела Капелька утренней росы. Слушала она гордые слова Пылинки и молчала.

Увидела её Пылинка и стала ещё больше распаляться:

– Про наших сестер – песчинок, – когда хотят сказать, что чего-то очень много, говорят: как песок морской. А ты что про себя можешь сказать?

– А нас когда много в небе – льётся дождь. А когда много на Земле, получается река, озеро или даже море, – отвечает ей Капелька. – И мы народ сильный и славный пред Богом.

Не ожидала такого поворота дела Пылинка. Рассердилась она тогда и говорит:

– А знаешь ли, что из нас, пылинок, весь Шар Земной состоит? Да и самого человека Господь из земли создал. Так-то вот!

А ей скромная Капелька и отвечает:

– А я – вещунья небесная. Когда Бог звёздочкам Свою святую волю говорит, я спешу тотчас к людям – Его слова передать. Это для того, чтобы они эту Его святую волю и на Земле исполнили.

– Что же тебе сейчас Господь велел передать человеку? – ехидно спросила её Пылинка.

– А вот что… – тихо сказал Капелька. Скатилась она росинкой с листочка, да и упала прямо на Пылинку.

И из этой горделивой Пылинки обыкновенная грязь получилась…

– Велел мне Господь передать людям, – сказала Капелька, – чтобы не гордились они. Потому что всякая гордость – как грязь пред Богом.

Наступило утро. Выглянуло солнышко. Грязь обсохла и снова Пылинкой стала. А Капелька испарилась!

– Так тебе и надо! – сказала Пылинка со злорадством.

Но всё сильнеё пекло жаркое солнце. Да такое жаркое, что вся земля растрескалась.

Люди Бога стали молить:

– Видно, согрешили мы, Господи! Но пошли нам хоть капельку влаги. А то ведь земля урожая не даёт. В такую засуху голод может наступить. И нам, и нашим детям есть будет нечего. Воззри, Господи! Все былинки посохли! Одна только пыль на дорогах стоит!

Обиделась Пылинка, что так о ней люди говорят. Но, честно говоря, и самой ей невтерпёж – уж очень жарко!

И вдруг дождик пошёл! Да такой тёплый и ласковый, что все растения воспрянули. На хлебных полях пшеница вызревать стала.

То-то обрадовались люди!

И опять встретились Пылинка с Капелькой.

– Что же тебе на этот раз Господь велел людям передать? – спрашивает Пылинка.

– Велел передать мне Господь, – отвечает Капелька, – что Он – милосердный. Что дошла до Него молитва людская. И смилостивился Он над ними, и простил им грехи их тяжкие.

А Пылинка опять злиться продолжает и думает: «Ничего! Ещё посмотрим, что с тобой зимой будет!»

И вот наступила зима. Все реки и озёра замёрзли. Льдом покрылись. И даже не то, что моря – океаны некоторые замёрзли!

– Ага! – радуется Пылинка, хоть и сама продрогла вся до костей. – Всё равно наш народ и сильней, и славней вашего!

И вдруг смотрит – на неё снежинка с неба опускается! Летит, как белая голубка, в морозном воздухе порхает. А на ней платье, как у невесты белое, а на голове – кокошник, как у русских девушек.

Это была Капелька, которая в красавицу-снежинку превратилась.

– Ч…ч…то же тебе с…с…сейчас велено п…передать? – застучала от холода зубами продрогшая Пылинка.

– А велено мне передать от Господа Бога, – отвечает ей Капелька-Снежинка, – что самый сильный и славный народ на всей земле – это Святая Матушка Русь. И будет хранить её вовек Пресвятая Богородица Своими молитвами.

Вот так и закончилась эта история. Так что запомни это, маленький читатель. Будь всегда скромным и никогда не гордись. Помни, к какому, благословленному Самим Господом Богом народу ты принадлежишь!..

 

Иван-отроча

 

Случилось это в ту самую ночь, когда матушка Иванушку маленького родила.

Прибежал тогда к ней конюх, да и сказывает, что у них ещё и жеребенок на свет народился.

– Длинноногий такой, – говорит конюх, – а во лбу у него – звёздочка белая. Уж никак эта звёздочка с неба скатилась да во лбу у него в волосах зацепилась! Прямо как звёздочка Вифлеёмская. Та, что в Рождество Христово была. Знать, малышу вашему богатырём быть суждено.

И стали с тех пор не по дням, а по часам расти: Иванушка да жеребёнок.

А жеребёнка того Ветерком назвали.

Только жеребёнок этот со всеми норовистый был. Никого, кроме Ивана, к себе не подпускал.

А с мальчиком был покорный да ласковый, как и сам Иванушка.

И так быстро они росли – как в сказке!

В три года уже Иванушка на коня садился.

В пять лет уже за меч острый схватился.

В семь лет уже с копьём мог совладать.

А в двенадцать – любого врага побеждать!

Сделался Иван богатырём великим. Но с тех пор и расти перестал.

И годы его перестали прибавляться. Так с тех пор ему двенадцать лет и есть. Точь-в-точь по числу месяцев в году!

Так и прозвали его Иван-Отроча, что значит подросток.

Вот как-то сидит Иван на лавке вечером у себя в избе, в окошко глядит. А там звёздочек на небе видимо-невидимо!

«Вот это да! – думает Иван. – Звёздочки эти – как во лбу у моего жеребёнка».

Звёзды яркие, крупные. И луна полная светит.

Залюбовался Иван на небо.

А матушка ему поясняет:

– Звёздочки эти – как Ангелы-Хранители, которых Господь Бог всем людям даёт. Потому их столько много, как людей, что за все века народились и народятся ещё. А луна между ними красуется, как Церковь Божия.

Только вдруг глядит Иван-Отроча – чёрная тучища нашла, да и скрыла за собой и луну и звёздочки все!

– А что это значит? – спрашивает Иван. А матушка ему снова поясняет:

– Знать, найдут скоро на Святую Русь полчища вражии, и будут они, как тучи чёрные, людей губить да в Церковь Божию никого не пускать.

И действительно. Началась война вскорости. И предстояло побоище грозное.

Князь тот, что правил страной, всех от мала до велика на битву созвал.

Прискакал на своем Ветерке и Иван-Отроча.

И ужас какое побоище началось! Двинулись войска вражьи, как тучи чёрные. Но не могут их наши витязи одолеть. Стали их враги побеждать.

Тогда взмолился Иван-Отроча к Богу:

– Помоги, Господи, нам с Пресвятой Богородицей! Помоги мне, святая Звезда Вифлеёмская, под которой родился Христос!

И полетел Ветерок, как буйный ветер. И зажглась у него во лбу звезда, как Звезда Вифлеёмская. И, как ветер тучи черные разгоняет, так один Иван-Отроча все полчища вражий на своем коне разогнал!

Наградил его щедро князь и по домам всех витязей отпустил.

Приехал домой и Иван-Отроча к своей матушке.

Стал в делах домашних ей помогать.

Но так с тех пор и не растёт. И лет ему не прибавляется. Так и остаётся всё время двенадцать. По числу месяцев в году.

Помогает он матушке по хозяйству. Слушается её во всем. А сам нет-нет, да в окошко и поглядывает.

И как увидит, что тучи черные на небе собираются – садится на своего верного коня и летит стрелой на сражение, чтобы Святую Русь и Святую Церковь ото всякой нечисти вражьей избавить.

И помогает ему в этом Господь, Пресвятая Богородица, Вифлеёмская Звезда, да белолобый конь Ветерок.

Если ты выглянешь в окно и увидишь, что собираются чёрные тучи, – не пугайся и не отчаивайся.

Знай, что Иван-Отроча уже седлает своего коня.

А Звезда Вифлеёмская Христова всегда, как Солнце, через любые тучи пробьётся!

 

Евгений Золотаревский

 

Автор иллюстраций –

Владимир Райберг, специально для «45»