Евгений Сильман

Евгений Сильман

Четвёртое измерение № 29 (233) от 11 октября 2012 г.

Подборка: Тёмные дни

Волшебный снег

 

В нашем городе снег никогда не тает.

Обычно он

неотличим от травы и асфальта.

 

В нашем городе всегда светит солнце.

Впрочем, оно

часто бывает лунным

или 

безлунным.

 

В нашем городе все живут вечно.

Изредка

они притворяются мёртвыми

и прячутся 

среди

корней.

 

* * *

 

декабрьский день – тесное жилище

 

останавливаешься 

чтобы не наткнуться на следующую минуту 

 

и внезапно жизнь

 

замирает

как летящая птица 

 

в тесном альбоме 

пахнущем августом 

и 

простором

 

В ожидании марта

 

вожделение завёрнуто в февральскую ночь

как огромное тело в мёртвые поля

по обе стороны от дороги

 

свет фар выглядит подстрочником звёзд –

яркий – 

ничего не проясняющий

 

то что нельзя передать

иногда слышится как вздох

под следами и норами

 

спустя время

семя пускает корень и прекращает быть

словно человек внезапно нашедший дом на земле

 

Тёмные дни

 

вдруг – перерыв

посреди долгого ливня

как надрез на теле воды

 

дети выкатываются – 

стеклянные пуговицы 

 

вспыхнули бы – 

но – 

всё движение в темноте – 

в глубине – 

 

в космосе наизнанку – 

 

зрачок застывший

расширяющийся

пока стрелка

как сердце очнувшегося 

над пропастью

 

* * *

 

здесь асфальт уступает траве

 

словно в жаркое лето

мелеет река

 

словно земля

принимает прилёгшего как

вернувшегося

 

словно некто

прошивал себя 

зелёными нитями детства

и забылся

глядя как небо

глядит в него

 

* * *

 

бледная рука рассвета

протянутая из тени

 

утренняя звезда тускнеет

как засыпающий 

люцифер манжет

 

бледная рука

ставит меня на продолжение

 

другая

ощупывает реверс и аверс 

бросает среди деревьев скал и морей 

как часть выигрыша

и проигрыша

 

Неужели

 

я спускаюсь

я вижу человека

я говорю ему доброе утро

его крылья сложены

его тело отвечает мне

моё кивает 

спрашивает неужели это всё

это всё что есть

 

Генеральная пауза

 

столики под деревьями

 

восемь часов утра

 

кофейный глаз 

нацеленный в резкий 

птичий крик 

отражает зелёное 

серое синее 

пр.

 

воздух вылеплен гладко 

и неподвижен как

долгая пауза формы

 

потом 

налетает ветер

 

каменные паруса наполняются 

и город ещё на такт

сдвигается в сторону

старости