Евгений Савин

Евгений Савин

Новый Монтень № 34 (310) от 1 декабря 2014 г.

Из «Записок узника офиса» + один адский Ч…

 

Угадайка

 

Руководство попросило из фразы «…Интервью с известными врачами, косметологами и пластическими хирургами…» убрать слово «врачами». Я начал переделывать текст, но на глаза попалась предыдущая правка, согласно которой требовалось убрать слово «косметологами». Про слово «врачей» не говорилось ни слова. Понимая, что схожу с ума, я решил спросить знакомого редактора:

– Как быть?

– В смысле? – удивился он. 

– Ну как же! Что убирать: «врачей» или «косметологов»?

Редактор захохотал и уверенно произнёс:

– Конечно, «пластических хирургов»!

Собственная несообразительность начинала раздражать.

– Ты в «угадайку» играл? – продолжал редактор. – Косметологов из текста убирали?

– Убирали.

– Врачей?

– Тоже.

– По идее, теперь очередь пластических хирургов. Они должны не понравиться руководству в этот раз!

 

Машенька

 

У нашего директора была особенность: она обожала уменьшительно-ласкательные эксперименты с именами. Бухгалтера Машу она обычно называла «Машенька». Потом «Машулей». Дело кончилось плохо. В один прекрасный день Маша услышала:

– Машоночка, а скажи, милая, как там у нас счета поживают?

 

Связь с кухней

 

У знакомого на столе увидел радионяню.

– Я ничего не пропустил? – спрашиваю. – У тебя кто-то родился?

– Нет, – говорит. – Это связь с кухней.

– Марина-а-а-а-а-а! Принеси пива! – крикнул он в няню.

Из кухни донеслось закономерное:

– Пошёл  в жопу!

– Видишь, – довольно улыбнулся приятель. –  Работает!

 

О спорте

 

Оля Смычек отдала подруге велотренажер. Свой поступок она прокомментировала просто: «Теперь ты с него пыль вытирай!»

 

О счастье

 

Она была на седьмом месяце от счастья!

 

О печени

 

Кассир глянула на мой поднос и сказала:

– Сейчас я перезагружу аппарат и пробью вам печень!

 

Редкие организаторские способности

 

Расписывая в резюме свои таланты, Татьяна указала: «Редкие организаторские способности».

Её взяли на работу. Спустя время один из коллег Тани жаловался:

– Что  ж они у неё такие редкие! Эти организаторские способности!

 

Особенности отечественного нейминга

 

Идёт видеосъёмка. Владелец компании рассказывает о планах на будущее, сбивается и благим матом начинает кричать:

– Кто писал этот текст?

– Я, – отвечаю.

– Читать же невозможно! – рычит владелец, тряся бумажкой с текстом.

– А что именно?

– Ну как можно вот это выговорить:  наши партнёры ОАО «Оргтехцентр “Интероптторг”»!

 

Опечатка

 

Заместитель начальника одела.

 

Избирательная полисемия

 

На встрече с избирателями губернатор Черногоров решил сказать что-то воодушевляющее. Фразу он построил так: 

– Бороться будем вместе с вами! – Потом выдержал паузу и уточнил: – С дураками!

 

О талантах

 

В наш офис пришли с обыском. Следователь добирается до стопки стихов. Это была распечатка Лермонтова (дочке задали за лето осилить). Начинает читать.

– Ваше? – спрашивает блюститель закона.

– Моё, – отвечаю, имея в виду стопку, а не стихи.

Следователь ещё немного почитал и одобрительно произнёс:

– Талантливо!

 

Адский Чебурашка

 

Милый вроде бы персонаж. Казалось бы, как он может довести взрослого человека до инфаркта?

Он появился в нашем доме после очередного дня города. Дочка полюбила его, несмотря на то, что он напоминал детёныша гориллы, которому по ошибке пришили уши слона.

Как известно, на китайских фабриках Чебурашек кормят маленькими проигрывателями песен. Из пуза нашего урчала песенка  «Теперь я Чебурашка». Было это вполне трогательно. И никто не мог предположить, что игрушкам свойственны те же нехорошие черты, что и людям. Например, мстительность.

Через неделю после покупки Чебурашка оказался в корзине с другими игрушками. Вначале его ещё было видно, а потом он и вовсе утонул в эгоистическом болоте детского фаворитизма. Собственно, на том бы история и закончилась, если бы ни одно происшествие, случившееся через пару лет после этих событий.

Мы легли спать. В однокомнатной квартирке воцарилась тишина безмятежной летней ночи, как вдруг из темноты послышался чей-то шёпот.

– Там кто-то есть! – тревожно сообщила супруга, выталкивая меня с дивана.

– Где? – всё ещё не в силах обнаружить источник звуковых колебаний, спросил я.

– В коридоре! Я, наверное, дверь забыла закрыть.

Действительно, за дверью сдавленный мужской голос звал какого-то «Цыпыря».  Поскольку слово «Цыпырь» не сулило ничего хорошего, я снял со стены бейсбольную биту и открыл дверь. В этот момент позади меня громыхнуло уже вполне отчётливое, но невероятно страшное по причине севших батареек продолжение «…Чебурашка и каждая дворняжка…».

Не знаю, как часто у Чебурашек случается лебединая песня, но то, что я услышал, вряд ли могло понравиться кому-либо на свете. Отчаянно фальшивя, останавливаясь и спохватываясь, он упорно пытался допеть свою адову песенку.

Слово «Цыпирь» при очередном повторе оказалось растянутым «теперь». Оклемавшись от шока, я бросился искать мерзавца в корзине. Чебурашка, понимая, что жить в этой квартире осталось недолго, решил оторваться по полной и, перейдя на брутальный бас, с энтузиазмом подсовывал в мою руку собратьев. 

Наконец настало утро. По дороге на работу я планировал закинуть этот ночной кошмар с ушами в мусорный бак. Но подметавшая площадку перед подъездом старушка попросила оставить игрушку ей. Доброта часто выходит мне боком. Этот раз не стал исключением.

Мне было невдомёк, что городская администрация уж неделю как объявила конкурсы «Образцовый подъезд» и «Лучшая клумба». Воодушевлённые бабульки дни напролёт возились во дворах, писали бесчисленные объявления о сборе средств на покупку саженцев и в выходные ходили по квартирам, требуя жертв для субботника. Ничего этого я не знал, поскольку рано уезжал на работу.      

Вечером, по пути домой, то там, то тут мне на глаза попадались небольшие группы старушек-разведчиц. Они выясняли, как обстоят дела с благоустройством в соседних домах, и, если видели что-то интересное, например, искусственную пальму в центре вражеской клумбы, бежали к своим штабным лавочкам сочинять новое объявление о сборе денег. Особенно радовала глаз бетономешалка, которую приволокли с мусорки и покрыли монтажной пеной, а в качестве последнего штриха оклеили старыми тапочками и перчатками. Любой музей уличного искусства гордился бы такой инсталляцией от арт-группы «Сумасшедшие старушки Угреши»! 

И вот я вошёл в подъезд. В глаза бросилась секция почтовых ящиков, павшая жертвой беспощадного креатива взбудораженных конкурсом пенсионеров. Теперь на ней восседали куклы-инвалиды, мишки, зайцы и поросята.

Догадайтесь, кто победоносно смотрел на меня из самого центра этой жуткой композиции…

 

Илюстрации:

перья и чернильницы – свободные источники

в различных интернет-проектах;

Чебурашка у трюмо – карикатура Евгения Крана.