Эвелина Шац

Эвелина Шац

Центральный мира человек возник и сник, 
пергаментные списки – а позади описки, 
александрийские забытые стихи. 
У Пушкина дух ветхий Данта, 
а на изнанке суперэкслибрис 
     Мандельштама. 
Аббат Грантье владея отменно, 
не как Лозинский – что Вы! что Вы! – 
     ремеслом, 
это уж точно, поверьте ремеслом 
     прочтения 
готического храма, что суть изгнанник 
иль Флоренции, а значит мира, странник 
внутри обратной перспективы: 
в нем живо животворящее стремление 
     вглубь 
чуть мелкого, но лучше – меткого 
пространства точки. Весенней почкой 
бухнет бутон беременной звезды – 
она родит звездят. И звездопламенности 
     рой 
на небе бой затеет, и гром грозы 
     разбудит 
ротозеев мещанской, у кассы фарисеев, 
казны – с них счёт. И звездочёт отсчёт 
     ведёт 
от точки праведного беспокойства 
за судьбы неустройства из-за 
     грамматики 
отсутствия. Ведь буквы где-то рядом – 
без них молчание и треугольникам, и 
     числам. 
Как числам петь без букв? 
Как знаки в море окунуть 
чтоб радугой они запели 
и свирели чтоб танцевали 
брызгами волны и числами волненья? 
Они суть вожделение дней будущих 
     томления 
и смирения полов, что полыми судами 
выстраиваются в ожидании дождя: 
благотворительная жидкость, 
в ней – жизни жуткость и прекрасность, 
и вечная неясность творения Богов и 
Человека, что ясности у века требует 
то кровью, то войной холодной. 
Но любовью был зачат, взорвавшись, 
звёздный миг, и Человек тот не погиб. 
Он всё ещё творит и по звезде шагает 
и от звезды к звезде грамматику слагает 
в цвете в цифре в букве в ноте 
и в цирке на арене. Так парашют, 
шатёр звезды, как одинокий пламень 
     маяка, 
молчит. И нежно плачет свет бытия. 
Звезда о вечности страдает и не знает, 
что вечностью она больна и болью этого 
страдает. Как любовь, она одна у маяка. 
Во множестве созвездий.


Популярные стихи

Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Перемены»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Перебирая наши даты»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Так вышло...»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Очень страшная история»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Надо верить в обычное»
Линор Горалик
Линор Горалик «В окно выходит человек»