Эльвира Пархоц

Эльвира Пархоц

Сим-Сим № 34 (274) от 1 декабря 2013 г.

Подборка: Камнем по окнам

От меня

 

Прокуратор-вечер

Умывает руки в росе.

Багряница-закат

На небо брошена.

Но кто верит – тот ждёт.

Значит, солнце наутро

Воскреснет.

 

2012

 

Отворотный заговор

 

Всем шепнёт трава,

             Что без песни твоей

Мне тропа крива.

Но по балкам-рвам,

По ольхам не вей,

Как проснёшься – «эй»

Не кричи, не плачь;

Убегает вскачь

По камням вода,

Да закат-кумач

Сушат ветки ив;

По шитью крапив

Не ищи следа,

Хмарь разлук испив;

Я вернусь – когда?

 

2011

 

Крымские сказания

 

Ветер – невидимый, лёгкий –

Проходит по лунным мосткам.

        Белое коромысло несёт –

След самолёта.

Вечер-молчальник

Оставляет на горном уступе

Серебряный ковш,

Чтобы ночь зачерпнула туманов.

 

Каждый камешек шепчет прибою

Легенду (а может, и быль):

        Белый кварц – о волшебных дворцах,

        О рожденье горы – песчаник,

        О гитарных закатах – стекло

        (Что уже своё среди гальки).

А базальт прозвенит о подземном:

 

Драконе-огне

Из колодца бездонного,

Ящерке-трещине,

В скалах бегущей,

Каменьях несметных;

Нетающих свечках –

        Кто их вылепливал? –

        Жёлто-медовых

        Идолов-женщин,

        Что плачут без боли

        И не горят...

                (Известняки ли о них

                Нашептали базальту?)

О тёмном покое

Без солнца и ветра,

О запахе снежном

Пещерной воды...

 

А гранит прошуршит о нагорном:

        Как плыл в тишине хоровод

        Невест-облаков,

        Как шли вслед за ним караваном

        Горбатые тучи;

А кто-то по кручам бежал,

Похожий на тень облаков, –

Преследовал или спасался,

К груди прижимал впопыхах

Дитя или свёрток с украденным,

А может – стремился настигнуть,

Взывая к обвалам и грозам,

Богов умолял, проклинал,

Хватая в бессилии камни...

        Стал он – свободным,

        Если был прав, –

        Птицей летящей,

        Призраком светлым...

        Стал он – недвижным,

        Если был злобным, –

        Мшистым утёсом,

        Чёрной горой...

Но в легендах никто

Не уходит бесследно.

 

…Звёзды – молчальника невод –

Поймали хвостатую тучу.

        Ветер на горизонт наплескал

Серых туманов.

Спи, если спится.

Уходя, заберёт ночь-хозяйка

Серебряный ковш,

Чтобы солнце не выпило моря.

 

Каждый камешек шепчет неспешно...

А когда его память сотрётся,

То останется в море навечно

Легенда (а может, и быль).

 

2012

 

Павший воин

 

I

 

Убила его ночная

Неверная рать.

Он легко вздохнул

На моих руках.

Отлетела песня его

На восход.

 

Небо – бел-горюч камень.

Вскрикнув, я

В это небо пущу стрелу.

И бесцветною кровью прольётся дождь.

Или – о песнях его ―

Слезами.

 

II

 

Горела кольцом, разбегающимся,

Как след по воде, –

Трава.

И чудился грай ворон,

И чудился стук копыт

Заросшей дорогой степной.

Я буду искать тебя

В камнях облаков, в зыбучей дали,

В татарника шёпоте, ветре и снах,

Воин.

Пески не сровняют боль.

Кипрей зацветёт – закат.

Костры разожжёт звёздно-пепельные

Незваная рать

Небес.

 

2011–2012

 

* * *

 

Был я вхожим в чужие дома,

Как фольклорист или диалектолог;

Я, случалось, блуждал впотьмах;

И откидывал ивовый полог –

Посмотреть, подросла ли луна, –

Улыбалась она в пеленах-волнах.

Уходил по туманной рани;

В придорожных былинках искал

                                        небыль.

И любовями был я ранен –

Среди поля лежал, нахлебавшись неба;

А в душе разливались смолью

Причинённые мной

                        боли.

Воевал с отраженьем, с размаху рубя...

Показалось – изведал пути.

...Но однажды увидел тебя.

Онемев, я о странном прошу:

                                «Защити».

 

2013

 

Все мы – 2

 

Сколько будем вместе –

Столько будет важно:

Кто-то слышит песню,

Кто-то в песне – лажу.

 

2012

 

Через 827 лет

 

Погасоша вечеру зори. Игорь спитъ, Игорь бдитъ,

Игорь мыслию поля мѣритъ от великаго Дону до малаго Донца.

«Слово о полку Игореве»

 

Под шатром луны

Пленником

Мне не спать.

Не бежать

Серым волком в ночь,

Не лететь

По полям

Сонною тропой,

Скошенной травой –

От усталости, –

Вдоль степной реки –

Не лететь к тебе.

        Княжьей грустью

        Молчат дома,

        И курганов сон

        На века, – зима

        На века.

Только плачь,

Только плач –

Всегда:

Белой поступью –

По снегам,

Дальним кличем –

Под ветхой застрехою,

Да капелью червонною –

По весне.

Бьётся сердце-Див,

Просит высь.

        Рукавом сосновым

        Огладь,

        Синь пречистая,

        Мою боль,

Что на девять веков.

 

2012

 

О ветряных мельницах

 

Нам уже не …надцать.

Взрослому не надо

С ветряками драться...

 

Но ночами бессонными верится:

Она всё-таки вертится,

Овеваема северным ветром,

Неприступная

                        мельница.

 

2012

 

Другу, друг которого сейчас на войне

 

Не в кино,

                 где шумят звуковые моря,

Где уютный страх

                            и подружкин смех;

 

Не в игре

               во дворе,

Где – гаражный рубеж

Отстоять под обстрелом из вишен;

 

И не в поле былинном,

Где слава красна

И о вечности песнь

                              неба…

 

А на этой земле,

Не спросив, кто в пути,

Шла

        война.

 

 

Песня дурачка

 

На ветке столетней ели

Ключ золотой висит –

Солнечный блик.

Достать бы его – распахнуть

Ларец бирюзовый,

Серебряным лесом окованный.

На чёрном сукне-то – богачества.

Горстями монеты разбрасывать –

Всем хватит!

(И войнам ответят: «Хватит»).

        Монеты – другим,

        Сестре – облака-ожерелья,

        Корону-луну – Той, единственной...

 

Но солнце смеётся звонко.

Проходит рука сквозь ключ.

На землю, споткнувшись, спрыгну.

Спою.

 

2012

 

Разбитые скрижали

 

Надпись I

 

Блажен, кто любит,

Ещё не зная:

Безответно или ответно.

О таких

Пречистые песни петь

Весенним дождям.

Но недолго.

 

Надпись II

 

У детей-то ваших игры

Зверёнышей.

И кусаются они

Больно.

Вы косметику-намордник им дарите –

Что с того?

 

Надпись III

 

И как трудно понять

То, что люди в автобусах –

Не биомасса,

И как сложно не верить

Написанному,

И как больно узнать,

Что забрёл не туда.

И как нужно.

 

Надпись IV

 

Даже самое тёмное

Из того, что ушло,

Светлым покажется.

 

2012

 

Камнем по окнам

 

Неужели песни – камни?

Надо шлифовать до боли,

Надо одевать в оправу

И носить – на зависть многим?

 

...И правда, что песни – камни.

Булыжник возьму с дороги

И кину – не то, чтоб сильно, –

Метну я его

            в окно.

 

Плеск стекла,

Блёстки брызг –

Будто бы

В гладь болота!

           Но поверхность вод

           Не сомкнётся вновь.

 

А в той комнате – жили-были

За стеной из вещей и дел.

И на мир сквозь экран глядели,

«Звуки леса» через колонки

Иногда вечерами слыша.

 

Вдруг – расплещется миропорядок:

Разобьётся окно.

 

И я верю, что – обернутся,

Возмущённые ветром улиц,

И увидят в осколках – солнце,

И почувствуют запах лип

И прогорклую хмарь проспектов,

И услышат в машинных волнах

Крик о помощи, детский возглас,

Шелест сребреников и крыльев,

И – над городом – сердца стук.

 

Я убегу,

Чтоб не поймали,

В пыльность дворов

И чердаков.

Но эхом стеклянным

В ушах зазвенит:

«Я достучался –

Камнем

            по окнам».

 

2012

 

* * *

 

Посиди со мной на заборе,

Поболтай ногами.

Отчего-то всё плохо,

Хоть и всё хорошо.

Нам мала та одежда, в которой

Открывали мы двери пинком.

Где же наши ключи?

 

2010