Элла Крылова

Элла Крылова

Четвёртое измерение № 23 (479) от 11 августа 2019 г.

Подборка: Вдовьи слёзы

Реквием Серёже

 

Моему драгоценному,

навеки возлюбленному супругу

 

А когда ветры тёплые в лицо подуют

и от лени последней ты свой выронишь лом,

это значит, навек твою башку седую

осенит избавление лебединым крылом.

 

А. Городницкий, «Жертвам ГУЛага».

(Любимая песня Серёжи в последние годы)

 

1.

 

Бог, в которого ты не верил,

враз тебя у меня отобрал.

Мир окрестный глядит хищным зверем –

вижу пахнущий мясом оскал.

 

Был последним родным человеком

и любовью всей жизни ты был.

Но любовь остаётся навеки!

В путь-дорогу тебе – пара крыл.

 

Ты был рыцарь, опора, надёжа,

ты меня утешал, понимал.

Ты был всем для меня, мой Серёжа!

И стихам моим чутко внимал...

 

Прожил ярко, достойно, красиво,

орден «Лучшему мужу» – тебе.

Дай, Господь, мне поболее силы

пережить эту пропасть в судьбе!

 

Тридцать лет и три года, как в сказке,

вместе прожили. Вот я вдова...

Не забуду заботы и ласки.

Только кругом идёт голова,

 

и земля из-под ног ускользает,

словно выдернули ковёр.

Леденящая жуть наползает.

Но вот ангел крыла распростёр!

 

Он тебя и проводит в наш домик

райский вверх по небесной тропе.

«Стансы к Юлию» – пухленький томик

из стихов, посвящённых тебе,

 

стал надгробьем твоим, но и вместе

это памятник будет тебе.

Снова встретимся мы в лучшем месте,

будем вместе в посмертной судьбе.

 

Ночь. Но скоро вскричит уже петел.

Роковое я бремя несу.

Я развею твой лёгонький пепел,

как хотел ты, в родимом лесу...

 

2.

 

Жил как воин, и умер как воин.

И, конечно, ты рая достоин.

Не хотел стариком быть лежачим

и беспамятным. Дух вдруг стал зрячим

 

и увидел свою перспективу,

бросив злостной судьбе инвективу,

он рванулся в такую свободу,

что не виделась и «Луноходу».

 

Ты рванулся в духовное царство

и отважно сказал Богу: «Здравствуй!»

Твой пёс Янус в наш райский домишко

проводил тебя, милый мальчишка.

 

И теперь хорошо тебе, милый.

Но пошли мне из Космоса силы

дотянуть свою жизнь до итога,

верю я: ты в фаворе у Бога, –

 

воплощенье ума, благородства

средь пошлятины века, уродства.

Без тебя на Земле стало пусто,

и бессмысленным стало искусство

 

стихоплётства. Я с этим покончу.

И душа в страшных муках и корчах

расстаётся с тобой, чтобы снова

обрести среди мира иного!

 

* * *

 

Я тебя одела во всё новое.

Я в квартире сделала ремонт.

Но настало времечко хреновое:

за земной ушёл ты горизонт.

 

Как мне жить? Вокруг ведь всё – фантомное.

Проклинаю я судьбу свою.

Утешает чаяние томное:

мы с тобою встретимся в раю.

 

21 апреля 2019,

Вербное Воскресенье

 

* * *

 

Как мне дальше жить? А жить-то хочется!

Хоть грозит сплошное одиночество.

Впрочем, есть ведь горсточка друзей.

 

Отрицал упрямо жизнь посмертную.

Восхитился жизнью не бесследною?

На красоты райские глазей!

 

* * *

 

Я говорю: печаль моя светла,

поскольку мы не совершали зла,

и пусть ушёл за горизонта край,

Господь тебя, конечно, принял в рай.

 

Мне под окошком пташечка поёт.

Буфет старинный в комнате живёт,

который помнит юного тебя.

Свечу тебе затеплила, любя.

 

* * *

 

Как не роптать на Бога и судьбу?

Я видела любимого в гробу.

И образ сей в мозгу запечатлён,

должно быть, до скончания времён.

 

Его я помню сильным, молодым!

Всё это улетучилось, как дым.

Я видела любимого в гробу.

Мой поцелуй застыл на хладном лбу...

 

* * *

 

Я говорю с твоим портретом,

а он сияет мягким светом.

Ты утешал меня в несчастье,

ты укрывал меня в ненастье.

 

Любовь такая не проходит,

а просто в Вечность переходит.

Взираешь с Неба ты, любя.

Смотрю с любовью на тебя.

 

* * *

 

Ты не мучился месяцами,

не кричал от жестокой боли,

ты ушёл легко – не с концами:

отлетела душа на волю.

 

Наше тело – всего лишь глина.

В нём томится душа-бедняжка.

Но я плачу, как Магдалина

у креста, потому что тяжко.

 

* * *

 

Было Вербное Воскресенье,

я затеплила в церкви свечку.

Но какое уж тут веселье?

На закланье ведут овечку –

 

это я. Проживу не долго

и не счастливо – худо, скудно.

Пред Землёй не осталось долга.

Доконала судьба-паскуда.

 

* * *

 

В разных странах и городах

в честь тебя поминальные службы.

Это – знаки высокой дружбы:

люди знают – стряслась беда.

 

Вот как много друзей у нас!

А в раю ты ушедших встретил,

и Христос тебя там приветил.

Смертный час – не последний час!

 

* * *

 

Мне говорил: «Какое же ты счастье!»

Глаза светились нежной добротой.

Судьба послала страшное ненастье:

смерть в дом вошла костлявою пятой.

 

Ты с нею до последнего боролся,

ты сильный был, ты истый воин был.

О ядовитый шип ты укололся,

но дал душе расправить пару крыл.

 

* * *

 

Посмотри, как я любуюсь тобой –

как Мадонной Рафаэлевой!

Владимир Высоцкий

 

Состригла всю краску и стала седой.

Зачем мне казаться теперь молодой?

Ты мной любовался, как в песне В.В.

Зачем молодиться несчастной вдове?

 

Никто мне не сможет тебя заменить.

Меж нами златая протянута нить.

Ты в домике райском дождися меня!

Я тем лишь живу – свято память храня.

 

* * *

 

Брата, маму, Сашеньку – всех отняли.

А теперь Серёженька вслед ушёл.

И по дому бродит сквозняк печали,

и душе в Страстную нехорошо.

 

Отобрали нежность, заботу, счастье.

Хорошо, хоть поддерживают друзья.

Но в душе, в уме и в окне – ненастье.

Боже, мне пораньше уйти нельзя?