Елена Сомова

Елена Сомова

Четвёртое измерение № 35 (239) от 11 декабря 2012 г.

Подборка: Голгофа

* * *

 

Всё только начинается: мы дышим

На бабочек, мы начинаем жить,

И памяти логическая нить

По мыслям развивается, но тише,

Чем ветер. По сквозной диагонали

Летящий дождь вдоль листьев моросит,

И белый день растопчется едва ли,

Пока восход по мрамору скользит

И шлёпается в лужи по спирали.

 

Подобно каплям с мрамора, беспечно

И безоглядно стекленеет мысль:

Меж нами люди-стены. В них вглядись,

Они из времени струятся в быстротечность

И разбивают на осколки высь.

 

* * *

 

Шелест крови знамён. Новый русский Рейхстаг.

Чётки очередей за субсидией. Флаг

Триждыцветен и трижды проматерён.

Кто пришёл в эту очередь – побеждён.

 

Это мрачный вертеп липовертов бумаг.

Канцелярия смерти работает так:

Не упал ещё? Выцарапай себе кус

Хоть какой, из дешёвого мрамора – пусть.

 

Реформаторы прав за мгновенье пожить!

Милосердие, где ты ведёшь свою нить,

За которую держатся души впотьмах?

О, спаси их, Господь, изувеченных птах

С человечьими душами. Что закрепить? –

Не петлю – твердь небесную над головой,

Чтобы каждый, прошедший сей ад и живой,

Прямо глядя в глаза всем своим палачам,

Растерзали их совесть во прах сгоряча.

 

Пять последующих мертворожденных нот

Горсткой пепла ложатся в раскрытую пядь –

Осязание праха и пыли дорог…

Нежношелестна прядь, шелковистый порог,

Но его не топтать, как следа не поднять.

 

Крематорий для смертных, чьи души взвились

Олимпийскими кольцами над рубежом…

Новороссы ступают под дудочку крыс,

А затрёпанный флаг в самом центре прожжён…

 

20-27.07 – 4.12.2012

Украина (Белосарайская коса, п.Мелекино) – Россия, Нижний Новгород

 

* * *

 

По куполам свой отмечаю путь.

Когда блаженство сердца учащённо

Дробит восторги счастья созидания,

И новый спектр красок восстаёт.

 

Лиловый отблеск речки ищет сдуть

Полфунта мотыльков в пригоршни луга,

Расправить крылья облаков смущённо,

Найти красотам новые названия

И растопить в сердечках спящий лёд.

 

Возлюблен берег счастья над рекой -

Воздушный мост колдует мироздание,

Нетканый и нерукотворный град.

Я в нём живу. Я чувствую собой

Движенье внутренних пластов, сияние,

И неба и земли священный клад.

 

25-26.06.2012

В поезде Москва-Мариуполь – о Нижнем Новгороде

 

* * *

 

Посвящение Алине Курсковой

 

Тонкая и топкая любовь

Вены высосала без остатка

И буравит молодую кровь –

Остриём искать ей лимфу сладко.

Гордость исповедует мозги,

Свищет бич по наливному дару

Сердцем видеть, но задумав свару,

Зависть сожрала глаза – ни зги:

 

Только мост магических высот

Ей на ощупь двери открывает

И вдыхает в лёгкие ей сок,

Щебет, клёкот, грай другого рая.

Преступленье эго во плоти

Искромётных замыслов лишает,

Заволакивая злостью мир

В искренней душе, где свой Памир,

Высота расколота большая.

 

Там Харон скребёт веслом по дну,

Оставляя женщину одну.

 

23.08.2012

 

Голгофа

                                    

День настаёт: кипит народ

И жалит медленностью мысли

У просмолённого креста.

У каждого был бутерброд,

Но не пропил один из ста.

Сомненья в вере их погрызли.

Распятье мастерят одни

И репетируют спасенье,

Печалью заедая сны.

Другие потчуют огни

Своим же пламенем, косы

Не чувствуя в котлах прощенья.

 

Библейски пасмурны глаза.

Крещендо зарослей прорвётся

В покои, где и сон, что смерть.

Там роковая полоса,

Где надрывает силы твердь

О лёд, – к живому сердцу рвётся.

 

Пушистый огонёк летит

В воздушной розе откровений,

Садится на ладонь – в тетрадь.

Для великанов динамит –

Работа гномов, их же рать

Мозги спасает от забвенья.

 

Где жаворонок бьётся, чей

Народ упал на провода

И током пробивает землю,

Чтобы добыть насущных щей

На стол семье. Но гибнут семьи,

Где пьют кормильцы вне суда.

 

Мы прячем ангела в окне,

Сидим на сахарной скамейке

И ждём решения с небес.

А совесть рвётся на коне,

Выламывая рамы в лес, –

Поможем в нищенстве еврейке

Не пасть в рубила от стыда,

Русь не продать, не сделать паперть

Из пристани, – здесь воровство

Вершит законы вне суда

И выручает мать вдовство,

А у детей на сердце наледь.

 

Не прячь глаза, в них жизнь твоя,

В них пишет летописи время,

Морщины вырубая в срок.

Ты сеешь вечное, храня

Вселенной мудрость, на порог

Пустив охотливое племя?

 

Тебя послушают, распнут,

Но позже, собирая крохи

Твоих трудов, прозреют вдруг.

Их новоделия паук

Ретив, он вечно тут как тут –

Выслушивает наши вздохи.

 

03.08.2012

Нижний Новгород

 

* * *

       

Благодаренье Господу за всё:

Неисчерпаемы в душе молитвы,

И новый уголь моей вечной битвы

за право стрелы чертит, и осёл

упрямства

             благодарен за побег

из стойла, где рабы грызут упряжки,

в то время как свистушки тянут ляжки

и многообещают на свой век,

его же пожирая. Насовсем

прощаюсь я с попутными лжецами,

лукавство чьё наполнено жнецами,

стригущими мой новенький посев.

Так атрибуты битв идут на дно

И за собой уносят вражьи силы.

Мой щит – молитва. Я их всех простила,

Отбросила – с досадой заодно.

 

28.09.2012  

Нижний Новгород

 

* * *

 

Я не стану судорожно цеплять время,

Пусть летит по своей траектории царственной птицей,

Пусть меняет лица врагов и друзей моих лица,

Только не закрывает младшее моё племя.

 

Пусть ковров не стелет, но подарит ступени

Роста только вверх, миг безоглядной думы,

И никто не срежет с меня перьев или пени

За декретный отпуск в молодости, за дюны

Остролистой пустыни, где суждены барханы,

И не отгонит главного ветер сплетен,

Не наплетут морские гавани топких петель,

Не засорят мозги долгами профаны.

 

Там скукоженный червь длительных обещаний

Разрывает зубом тонкую пряжу нервов,

И по кругу бегут взмыленные стервы,

Они цедят луну, как творог от одичанья.

 

Жить в пустыне лучше, чем в слепоте вулкана, –

Гнев безглазой бойни за жизнь утомляет визгом.

Видишь звёзд кровавых черепичные брызги?

Так лети, беги от адских зубов капкана.

Крыльями звучи на ветру эмоций.

Прялка дожди соберёт и отпустит в небо,

Ты увидишь сердцем жар наливного солнца

И за дождиком вслед выпустишь нежность вербы.

 

30.08 – 04.09.2012

 

* * *

 

Всё горело любовью: асфальт, продолженье домов

В небе сумрака осени,

                               в зимнем пылании снега

За мембраной окна. Счастье рушило нас в дебрях слов

И летело за нами, как фея.

                                      Пульс верхнего века

Щупал путь, и на ощупь вёл ветреных нас

В обитаемый остров, давая полцарства за смелость.

Позже всё превращалось в обыденный фарс,

И скелетики ангелов копья ломали – не пелось

Певчим душам.

                       Осела, как пыль, мишура,

И ногами прибитая, змийно шипя, уползала

В островные пределы.

                                 Я думала: вот и пора,

Но всё вечера не было: будни по нотам вокала

Изощрялись блатятиной, сколь оперетт им не пой,

Пьют вампирски кровь времени, кашляют листопадом.

Но горит продолженье домов в небе ада –

Факел мой фантазийный, на счастье мне сердце настрой.

 

13.10. 2012

 

* * *

 

И хмурый день пронизывает вечность

И осушает мокрые глаза –

Вот так и настигает бесконечность.

Мы видим: просветлела полоса

Пути возврата в сутолоку.

Пламя

Конём гарцует: пламя света лишь

Приподнимает сорванное знамя.

Мелодией сердечной говоришь,

И отсвет красок на асфальтной смальте

На мокром поизъежженном асфальте

Подробностью пугает и грозит

Ещё проникнуть в чувства дальше спицы

И бабочки живого хоботка,

Чтоб ещё раз восторгом очевидца

Крылом приникнуть к небу.

Коротка

Жизнь человека на земле случайной,

Висящей меж комет, как между лет,

Объединённой репликой прощальной

К невинным жертвам россыпи побед.

 

* * *

 

Лохматая, страшно-печальная,

Окутана жизненной тайной

Нелепица эта отчаянная,

Ты выпала картой случайной.

 

В поспешной грязи бесконечной

Не выкипевшая проталина

Всех глаз моих недокалеченных

слезой –

        по квадратам расставлена.

 

С верблюдами вьючными пешими

Такая же бедолага я,

Ищу между местными лешими

Для внуков просвета,

и благово

наследье всё трачу без умысла –

Само утекает меж брусьями

В разъезженный путь, проставленный

Меж ягодами-бусинами

Пунктиром, квадратами шахматно

На снежном расчерченном ватмане

В предел, где на лучшее выменять

нельзя, если тайное – в имени.