Елена Севрюгина

Елена Севрюгина

Новый Монтень № 29 (485) от 11 октября 2019 г.

Звезда путеводная Римма

Таисия Вечерина, Лола Звонарёва. Труды и дни Риммы Казаковой:

«Отечество, работа и любовь…». – М.: «Academia», ИЦ «Вест-Консалтинг», 2018

 

Когда в твои руки попадает биография известной, выдающейся личности, пусть и недавно ушедшей из жизни, невольно возникает ощущение, что ты прикасаешься к истории – к тому, что уже свершилось и стало неотъемлемой частью культуры и общества. Говоря иными словами, ты чувствуешь себя литературным археологом, изучающим прошлое.

Но книга Таисии Вечериной и Лолы Звонарёвой, посвящённая жизни и творчеству удивительной женщины и поэта Риммы Казаковой, вызвала у меня совершенно иные чувства. Возможно, потому, что с Риммой Фёдоровной меня связывали десять лет знакомства и дружбы, я не смогла воспринять рассказ о ней как только лишь достояние истории. Нет – здесь всё живое, настоящее, без ненужного хрестоматийного глянца и ложного пафоса, позволяющее ощутить живой пульсирующий нерв никогда не умирающей души поэта.

Нисколько не преувеличу, если скажу, что чтение стало для меня настоящим испытанием и вызвало очень неоднозначные чувства. С одной стороны, оторваться от книги невозможно – биография написана потрясающим художественным, «живым» языком и больше напоминает увлекательный роман о жизни знаменитой поэтессы. С другой… хоть и тяжело в этом признаваться, мне стоило колоссальных усилий справиться с собой – с той страшной ностальгией, которая стала мучить уже с первых страниц книги.

Низкий поклон авторам этой биографии за то, что сумели сотворить истинное волшебство – возвратить читателю и лично мне настоящую, живую Римму – такую знакомую и близкую, и в то же время недосягаемую, блистательную, великую во всех смыслах этого слова. Не было никакого ощущения авторского посредничества между читателем и героиней – а это и есть высший уровень художественного мастерства. Я как будто просто продолжила разговор с хорошо знакомым мне человеком – казалось, что мы сидим друг напротив друга, и Римма Фёдоровна своим негромким завораживающим голосом рассказывает мне о себе – так просто, доверительно, так по-женски откровенно. И тут же начинает захлёстывать волна воспоминаний – ведь многое из того, о чём написано в этой книге, мне доподлинно известно от самой Риммы Фёдоровны. Помню, как во время межрегионального фестиваля авторской песни в городе Верея поэтесса, пока мы ехали в автобусе, рассказала мне о своей личной человеческой трагедии – о сыне Егоре, очень талантливом прозаике, попавшем в беду. Стоицизм этой удивительной женщины проявлялся в том, с каким достоинством и видимым спокойствием она рассказывает об этом… и всё же голос иногда срывался, и в глазах проскальзывали боль и отчаяние. Знакома мне была и непростая история любви Риммы Фёдоровны и кумира советской журналистики Георгия Радова, и про своё недолгое увлечение врачом-стоматологом поэтесса, сидя напротив меня на уютной кухне своей квартиры на улице Чаянова, тоже рассказывала мне с воодушевлением и некоторой горечью. Особенно запала в душу её фраза о том, как вышеупомянутый стоматолог рассуждал со знанием дела, что потребность в лечении зубов есть у всех, а вот кому нужны стихи – это ещё большой вопрос… Ну что тут скажешь?

Всё, о чём авторы написали в этой книге – правда от первого до последнего слова – правда истинная, ничем не приукрашенная, и именно этим особенно ценная. Думаю, каждый читатель ощутит, с какой искренней любовью и теплотой написана эта биография – как дорога Римма Фёдоровна людям, написавшим о ней.

Многие молодые (и не только молодые) авторы, упомянутые в книге, знакомы мне не понаслышке – это и Елена Погорелая, с которой мы вместе когда-то получали из рук Риммы Фёдоровны литературную премию «Эврика», и Наташа Полякова, ныне заместитель главного редактора в журнале Literratura, а также многие другие прекрасные поэты и деятели культуры.

Книга стала для меня экскурсом в прошлое – я окунулась в дорогие, а иногда и горькие воспоминания не только о Римме, но и своей юности. Вспомнилось так много всего – и стало очевидно, что период знакомства и общения с Риммой Фёдоровной был, безусловно, лучшим периодом моей жизни, что её жизненная история – это часть и моей истории тоже.

Но было бы конечно несправедливым утверждать, что всё в этой книге было для меня уже знакомым. Безусловно, были и неожиданные и очень приятные открытия. Например, я не знала, что поэтесса более семи лет работала на Дальнем Востоке и прошла пешком всё Охотское побережье, и первую свою книгу «Встретимся на Востоке» она выпустила именно в Хабаровском книжном издательстве. Также, несмотря на то, что я знала об активной общественной позиции Риммы Фёдоровны, я всё же до конца не представляла, насколько важную и, возможно, незаменимую роль она играла в культурной жизни страны и даже мира. Это был поистине человек мирового масштаба, всех заслуг которого и не перечислишь: она была секретарём правления Союза писателей по пропаганде литературы, неизменно возглавляла писательские делегации в поездках по разным странам, в целом побывала более чем в восьмидесяти странах мира, в течение всей своей жизни поддерживала талантливых детей и молодёжь, вела поэтические семинары в Переделкино, была неоднократным членом жюри многих поэтических конкурсов.

Можно перечислять до бесконечности, и до бесконечности удивляться, откуда эта женщина брала столько жизненной энергии и любви к людям и творчеству.

Стоит ли говорить о том, какая радость охватила меня, когда я обнаружила в этой книге несколько строчек и о себе: и не потому, что вот мол я такая чудесная и талантливая, а потому что это та ниточка и та связь между мной и Риммой Фёдоровной, которая отныне не прервётся никогда.

А вот большим разочарованием было узнать, что поэтессе-подвижнице, о которой можно было бы уже писать не только биографию, но и агиографию, поэтессе, не жалеющей себя ни для людей, ни для своей страны, власти так и не сочли возможным дать Государственную премию – достойную её награду... Что ж, о справедливости нашего государства можно только анекдоты слагать.

Самой большой заслугой биографов я считаю умение выделить в характере и личности Риммы Фёдоровны особенно важные, определяющие её черты-ипостаси: это женщина-воин на поэтическом фронте («поэзия – мужичье дело, воловий труд, солёный пот: зачем же Орлеанской девой в поэты девочка идёт?»), женщина-мать («родился сын-пылиночка, лобастенький, горластенький, горит его пелёночка – видна во всех галактиках»), женщина – жена, любовница, жертва любви («и если женщина приходит, себе единственно верна, она приходит – как проходит чума, блокада и война»). Ну и конечно главная ипостась Риммы – это женщина – гражданин своей страны, верная ей до конца, вопреки всему и всем («страна, как истина, одна, – она не станет посторонней, и благостней и проторённей тебе дорога не нужна»).

Как бы ни банально это звучало, но именно эта гражданская позиция Риммы Фёдоровны как никогда нужна сейчас нашему обществу – современному поколению поэтов, да и просто молодёжи, чьи нравственные ориентиры давно утрачены. Казаковой надо «лечить» и «лечиться», Казаковой нужно возрождать тот уровень культуры, духовности, совести, дружбы и любви, который в нашем мире уже давно стал мифом, и в него никто не верит.

Я верю – и вместе со мной искренне верят авторы этой биографии, за что я им бесконечно благодарна. Казалось бы, и просвета нет, и надежды уже никакой не осталось, а вот читаешь о Казаковой, и особенно под конец чтения понимаешь, что историзм книги заведомо мнимый и тебя буквально «засасывает», как в воронку, подлинная, ещё совсем недавно пережитая тобой реальность – ты снова там, в Малом зале ЦДЛ, на вечере одного стихотворения, сидишь в первом ряду и неотрывно, зачарованно смотришь на прекрасное лицо с умными, пытливыми, глазами, завораживающими своей красотой. Ты слышишь этот голос, вспоминаешь атмосферу незабываемых встреч у Риммы Фёдоровны в гостях – иногда в присутствии её сына Егора Радова, иногда в присутствии кого-то ещё из её ближайшего окружения. И нет никакой истории, и прошлого нет, и смерти нет... Есть только Она – неповторимая, великая, возвышающаяся над всеми, всепоглощающая и бесконечная Поэзия. Поэзия, Мир и Римма.

Моё главное пожелание авторам – чтобы эту книгу читали все – от мала до велика, в школах и библиотеках, в университетах и даже дома на диване. И, возможно, это станет лекарством и опорой для тех, кто разуверился, или же лишним доказательством того, что верить надо, любить надо, дружить надо, дарить себя надо – и воздастся сторицей.

 

* * *

 

ты рядом, ты здесь и сейчас.

быть мёртвым – удел неизвестных,

а ты для того родилась,

чтоб сделаться строчкой и песней.

пусть в сердце, как камень, лежит

лишь боль и тоска ледяная,

но всё, что вокруг, – миражи,

одну лишь тебя я узнаю.

как луч уходящего дня

уходит, чтоб снова вернуться –

так ты не обманешь меня,

поможешь душе встрепенуться.

куда бы пути ни вели –

влечёт меня неумолимо,

всё так же сияя вдали,

звезда путеводная – Римма.