Елена Гончарова

Елена Гончарова

Золотое сечение № 8 (8) от 13 августа 2006 г.

Подборка: Популяция фениксов

*  *  *

 

В Первопрестольной юбки

Шире колоколов.

Боженьку убаюки-

Пением на Покров.

Щурясь, булыжник гладкий

Ластится к каблучкам.

Цокот гнедой лошадки

Свесился с облучка.

Синий, как небо, пристав

Облагородил столб.

Кучер лихим присвистом

Чуб уронил на лоб.

Барынька, морща носик,

Бросила пятачок.

Букли сырые вовсе? –

Солнышко допечет.

 

16 июня 2004.

 

*  *  *

 

Дверь открыта – у дождя спроси,

Кем даются солнечные руки.

Осень начинается легко,

Одиночно только ударенье

В слове «завтра». Подошло такси.

Ты спустился. Остывают звуки.

Отстают. Сбежало молоко.

Блики стёкол ухудшают зренье.

Щурюсь, как разиня. Ротозей

Смотрит ввысь, прикрыв глаза ладонью.

Торопясь, песочные часы

Просыпают золото на площадь.

Не спеши, прошу тебя, глазей

Битый час, чтоб хорошо запомнить

Сотни стрел сияющих, косых

И стрелка, что, целясь, носик морщит.

 

9 августа 2004.

 

*  *  *

 

Горем обыскана, не ищу

Павшую силу.

Зябкое утро в себе ращу –

Дню на поживу.

 

Спросите, что там во мне цвело,

Пело, летало,

Что навсегда в пустоту вросло,

Влагу впитало.

 

Сколько нас грелось под этим вот

Призрачным кровом:

Тот – чернотою целован, тот –

Богом целован.

 

Крылья обтрепаны у ветров,

Мельницы сгнили.

Буду ли после, была ли до?

Будете, были?

 

Скупо обёрнут в подол земли,

Намертво спрятан:

Голос искали, а что нашли –

Листик помятый.

 

7 августа 2006.

 

*  *  *

 

Километры тоски по тебе изъедены шашелью совести.

Дань богам поневоле становится ревностным очковтирательством.

Обратится роман зарисовкой, эссе или повестью,

Всё равно я тоскую. Под гору вагончики катятся.

С учащённостью отстука поздно мириться: в дороге мы.

Растеряли колёса, и тормозу нынче до фени всё.

Смотрит Родина пристально, тёплыми, синими, строгими

Изучив гороскоп: без потерь в популяции фениксов.

 

1 декабря 2004.

 

*  *  *

  

Так жестокой бечевой

Сердце скручено –

Не осталось ничего

Воле случая.

 

Что из жалости простер,

С тем и цацкаюсь.

Ева – ребрышком в костер –

Радость адская.

 

Не сама себе ращу

Входы-выходы:

Пожалею – отпущу

Время выгадать.

 

Крепко сметана строка

С подноготною –

Стала правая рука

Неугодною.

 

Ну а левая письму

Не обучена,

И ответность посему –

Дело случая.

 

15 апреля 2006.

 

*  *  *

 

Душу провожала.

Гвоздик поржавелый

В кулаке держала.

Тьма ороговела.

 

Маета у кассы,

Давка на перроне.

Зубоскалит насыпь,

Что мечты хоронит.

 

Паровозик тёртый

Рельсами зачухан.

Мне живой и мёртвой

Быть возможно – чудом.

 

Чучелом, чучундрой,

Чарочкой на взлёте…

(Подожду, покуда

Всю переживёте.)

 

24 июля 2006.

 

*  *  *

 

Здесь каждый звук, навыворот надетый,

Вернет сполна молчанием: зови.

Здесь, наказанье отбывая, лето

Растаскано в шалашики. Любви

 

Отпущено побыть немногословной.

Само собой пришедшее – пройдет.

Здесь небо с облаками наотлет

Перед закатом тускло и бескровно.

 

Целуются соломинки в копне,

Покинутой случайным постояльцем.

Мир так широк и волен, что вполне

И я могу однажды состояться.

 

И я могу, любимый, состоя

Из неба, зноя, уликов и мяты,

Беспечно позабыть, что не твоя,

Как ты забыл, что мой, и – квиты, кляты.

 

27 июля 2006.

 

*  *  *

 

Вранья рваньё.

И – вороньём

ворован почерк.

Без счёта – чёрточек

и точек

в случайно сложенном

моём.

 

Ни дня без дна:

конец игре.

Над тополями

воздух влажен.

Все бесполезно.

На Земле

Лишь голос важен.

 

Исчерканы

оконца строк.

Беззвучно

внутрь утрат

врастаю.

Сто переполненных дорог,

моя – пустая.

 

16 июля 2006.

 

*  *  *

 

Скажешь, что улица рай одиноким душам,

И поплывёшь незрячею сероглазкой.

 

Город с утра туманом слегка придушен,

Заспан, помят, невыглажен, недоласкан.

 

Там под сырцой небес тонкокрылы кровли.

Пульс у запястья замер, раскисло время.

 

Если бы души были близки по крови,

Если бы ты да я, а не мы со всеми.

 

Если б на месте сердца горело солнце,

Если бы голос грому давал дорогу.

 

Здесь серафимов утяжеляет стронций,

И ни слова, ни крылья спасти не могут.

 

31 июля 2006.

 

*  *  *

 

Август распахнут смеющейся форточкой

В утро звенящего дня.

Ходики шествуют дробной походочкой,

Знать не хотят про меня.

 

Видимо-мыслимо – быть независимой,

Где-то отдельно литой,

Неторопливой, беспечной, бессмысленной –

У чепухи под пятой.

 

Кажется, мнится, случается, помнится.

Лето – сплошное лото.

Слезла на станции «Хочется-Колется»:

Август, а дальше-то

                            что?..

 

10 августа 2006.