Екатерина Полумискова

Екатерина Полумискова

Золотое сечение № 13 (181) от 1 мая 2011 г.

Подборка: Весенние сумерки

* * *

 

Четверостишья на снегу

Так шумно пишет птичья стая.

А я понять их не могу,

А я прочесть не успеваю.

Их на ходу весна листает,

А снег всё тает, снег всё тает.

 

март 2000

 

* * *

 

Скоро оттепель. Потом

зазвенит капель чуть слышно.

Месяц мартовским котом

меж ветвей скользнёт по крышам.

 

Потемневшие снега

вдруг отступят от крылечка.

И окажется, что речку

не вмещают берега.

 

Лёд ломая и круша,

в поймах рек пойдут разливы.

И попросится душа

в свой полёт нетерпеливый.

 

Время вспять не повернуть –

от февральского окошка

всех нас лунная дорожка

заведёт на Млечный Путь.

 

март 2009

 

Весна

 

Входит в город весна запоздалая,

Растеряв по пути благодать.

Но её словно не ожидала я.

Перестала, наверное, ждать.

 

А на улицах – грязно и ветрено,

Облаками закрыт горизонт.

Разве можно быть в чём-то уверенной

В переменчивый этот сезон?

 

То нагрянет тепло в скоротечности,

То под вечер ударит мороз…

Я завидую птичьей беспечности

И немому терпенью берёз.

 

Только сердце опять растревожено,

И опять «корабли на мели».

Ведь простились с зимой, как положено!

И «соломенну девку» сожгли,

 

Испросив друг у друга прощения

И друг друга как будто простив.

За какие ещё прегрешения

Не звучит в нас весенний мотив?

 

И чернеют овраги, как грешники,

Прошлогодней покрыты травой.

И дорогу к простору подснежники

Пробивают своей головой.

 

март 2004

 

* * *

 

Весенние сумерки в дом наш прокрались.

Я нравлюсь тебе в этом платье, скажи?

Опять ты про кризис, а я – про физалис,

да так, что извилины в узел связались,

поди – развяжи!

 

 

Что мне остаётся? Задёрнуть гардины

и слушать рассказы и сплетни про свет,

про русскую баню, про то, что едим мы.

Вот дождь барабанит… Ему всё едино –

Что есть мы, что нет.

 

Взгляни мне в глаза и забудь на минуту

про всё, что ты знаешь, про весь этот бред –

про бизнес, про цены на нефть, про валюту.

И ночь промелькнёт, облетая под утро,

как сакуры цвет.

 

А там, по ту сторону шара земного,

вчерашний едва завершается день.

Обвал котировок? Об этом – ни слова!

Весна! И давно распуститься готова

у дома сирень!

 

Пока будет город в сиреневой блузке,

не «падать» рублю, как не плыть кораблю

по руслам сухим наших улочек узких.

Быть может, я всё ещё мыслю по-русски?

По-русски люблю?

 

По-русски живу… Ты прости, я не верю

в зависимость счастья от игр биржевых.

Успех эфемерен в финансовой сфере:

сегодня – сверхприбыли, завтра – потери,

остаться б в живых!

 

Пойми, этот мир обезумел от злата

и ждёт наказанья.

Мы сядем в ковчег…

И память о том, что любили когда-то,

нам будет наградой и вечной расплатой

за этот побег.

 

март 2009

 

* * *

 

Я понимаю, это не любовь,

а только взглядов соприкосновенье,

и безвозвратность каждого мгновенья

с досадной недосказанностью слов.

 

Не слёзы, а дождинки по стеклу

после грозы неистовой в апреле.

Ещё Амур не выпустил стрелу

и только держит нас с тобой в прицеле.

 

А если так, то это – не беда,

и мы с тобой ни в чем не виноваты.

И, значит, мы никем и никогда

не будем за любовь свою распяты.

 

И лишь когда спадёт ночная мгла,

и метеоры чиркнут по Стожарам,

два наших сердца догорят дотла,

объяты на двоих одним пожаром.

 

апрель 2009

 

* * *

 

Опять лихорадит страну Восходящего Солнца

обвал котировок валюты на фондовой бирже.

Опять этот индекс «Никкей», а затем «Доу Джонса»

сползает на несколько пунктов всё ниже и ниже.

 

И словно цунами, с другой стороны океана

обрушился кризис на бедные головы наши,

счета обнуляя и делая легче карманы,

лишая работы народ, а ведь в гневе он страшен!

 

Эх, рубль наш российский, давай, выноси, «деревянный»!

Соломинкой будешь, в которую вцепимся разом.

В надежде на чудо небесной прокормимся манной.

Призвали бы разум, но разум ответил отказом.

 

Когда завещал Маяковский не есть ананасов,

и рябчиков чтоб не жевать, от обжорства тупея,

не знали буржуи, что так укротитель Пегасов

финансовым рынкам предсказывал участь Помпеи.

 

И вот началось… Кто не спрятал свои миллиарды

(а хоть бы и спрятал, вложил, состригая купоны),

как будто профукал их в карты, спалил, как петарды,

в один только миг превратив миллиард в миллионы.

 

А кто не лишился работы – обычные люди,

в час-пик по привычке своей проклиная маршрутки,

припомнят, как лгали с трибун им: «Дефолта не будет!»

А может, не лгали. Ведь в моде нелепые шутки.

 

И лишь в переходе подземном бомжу и бродяге

поди невдомёк, почему сердобольный прохожий

в помятую шляпу, сырую от пролитой браги,

вдруг вместо червонца со вздохом полтинник положит.

 

Опять лихорадит… Хоть радио вовсе не слушай!

Опять обесценился рубль на бирже вчерашней!

Неужто дождёмся, когда обесценятся души?

Вот это поистине будет и горько, и страшно.

 

А совесть молчит в размышленье о полном кармане.

Какою молитвой души обнищанье излечим?

Вот дом инвалидов в какой-то сгорел глухомани.

Тушить было некому… Незачем… Нечем…

 

март 2009

 

Постный стол

 

Восьмое марта. Жду гостей.

Великий Пост.

А как же праздник?

 

Неделю взрослых и детей

витрины дразнят.

 

Любым диетам вопреки,

назло советам Авиценны

и в постный день за кошельки

кусают цены.

 

Ну что поделать, культ еды

нам не изжить за поколенье.

Запив сухарь глотком воды,

жевать коренья?

 

И, отыскав в один момент

перезабытые рецепты,

решаюсь на эксперимент

с посудой Цептер.

 

Вот вегетарианский плов,

и ароматные подливы,

и винегрет уже готов.

Жюльен. Оливы.

 

Господь, о чём мои мольбы?

Салат «Мимоза» с лососиной,

икра, кальмары и грибы,

а к ним – маслины.

 

Томаты, зелень, огурцы,

аджика обжигает губы,

картофель «фри» и голубцы,

и сельдь под шубой.

 

А на десерт – фруктовый сок…

Гаси духовки, Преисподняя!

Моим гостям и невдомёк,

что пост сегодня.

 

Не поднимая головы,

библейскому на радость Змею,

голодных сытые, увы,

не разумеют.

 

И в дни Великого Поста

мечта о пище так и гложет.

А что душа?

Душа пуста…

Прости нас, Боже!

 

март 2009

 

* * *

 

Как трудно быть самим собой!

Но разве быть намного проще

Небесной чашей голубой

Над опустевшей белой рощей?

Всё суть – пространства кривизна.

Берёз немая белизна,

И бирюзы звенящей терем.

И лишь тебе дано познать,

Что он во времени затерян

Или, быть может, растворён

В одном из тысячи времен.

А ты попробуй, разберись,

Где чаши дно, где неба высь?

И след неясный на снегу,

И на березах – иней колкий,

И на далёком берегу –

Души алмазные осколки.

И ты пытаешься сложить

Из них подобие мозаик,

Поэт, мемуарист, прозаик –

Рисованную жизнь прожить,

Не получается… Художник

Меняет краски и холсты,

И не монах, и не безбожник –

Бежит от праздной суеты.

 

И снова в бездне голубой –

Немая белизна берёзы,

И неисполненные грёзы

О том, как быть самим собой.

 

март 2004

 

2 0 1 2

 

Весна! Рукой подать до мая,

и майским праздникам черёд.

Где вы теперь, пророки Майя

и в Лету канувший народ?

 

Кто вы, рискнувшие пророчить

Армагеддон для всей Земли?

Учили всех, врагов и прочих,

как жить. А сами – не смогли…

 

Святая Матерь-Кукуруза

не защитила вас от бед?

Иль, может, не было союза

меж племенами много лет?

 

Не знали вы, что солнце светит

всем одинаково с небес –

и вашим идолам, и детям,

и тем, кого привёл Кортес.

 

Так нам ли за судьбою гнаться,

отодвигая судный час?

Ведь год «две тысячи двенадцать»

Не за горой теперь для нас!

 

апрель 2010

 

Майский снег

(сонет)

 

А снег ложился на цветы,

как будто бы не понимая,

что снегопад в начале мая

им не добавит красоты

 

и не отнимет их тепла.

От ледяных прикосновений

очнувшись, веточка сирени

ещё пышнее расцвела.

 

Кружила майская зима,

закону времени не внемля

и холодом терзая землю,

 

недолго нас сводя с ума.

Весенний снег, весенний цвет –

сегодня есть, а завтра нет!

 

май 2000

 

* * *

 

Говорят, есть дорога к спасенью –

сам себя сохрани и спаси!

От цунами и землетрясенья,

от смещенья магнитной оси.

 

Сядь в ковчег, уподобившись Ною,

стиснув зубы в последнем броске.

Если время морскою волною

Не размоет твой след на песке.

 

Если память, маяк негасимый,

не предаст. Не сметёт, как тогда

Хиросима (теперь – Фукусима)

и Чернобыля «злая звезда».

 

Остальное – ведь всё наживное.

Каждой твари – по паре с собой!

Это снилось, наверное, Ною,

и не выдумать людям иное,

если вертится шар голубой

и летит во Вселенной свободно,

не пугаясь ни зноя, ни стуж…

 

Если будет так Богу угодно

ради нескольких праведных душ.

 

 

март 2011

 

* * *

 

Как просто и непостижимо

Игрой понятий мир движим!

Итак, от спуска до нажима

Закон спиралей и пружин

Пророчит нам одно и то же –

Однажды рухнут небеса,

Воздав за все грехи. И всё же,

Земля меняет полюса.

 

Отсчёт с нуля. И новый таймер

Разбил эпоху на часы.

А в это время чей-то лайнер

Не дотянул до полосы.

То выброс пепла из вулкана

Сковал воздушные пути,

То хлещет нефть из океана –

Не вычерпать и не спасти…

 

И мог ли знать почтенный Нобель

Про то, к чему ведёт прогресс,

Про трижды проклятый Чернобыль

И Фукусимскую АЭС?

Спасёмся ли в пространстве звёздном?

Ведь по закону бытия,

Всё в мире рано или поздно

Вернётся «на круги своя».

 

апрель 2011

 

* * *

 

Когда томление весны

достигнет высшего предела,

нам перестанут сниться сны

эпохи той, что пролетела.

 

Тем снам, как призракам из тьмы,

скитаться вечно по пустыне.

И всё же, лучше там, где мы,

чем там, где нет нас и в помине.

 

Здесь, на Руси – туман и тлен,

как знак всеобщего развала.

И это – время перемен,

что нас в попутчики призвало.

 

Руси, похоже, не до нас.

В горячке кризисной сгорая,

она сегодня и сейчас,

стоит над пропастью, у края.

 

Я дважды в бездну не войду.

Нас – тысячи, и тьма, и боле…

Нам не гореть в чужом аду

по чьей-то неразумной воле.

 

На правду не закроешь глаз,

ведь Русь сильна и Русь свободна.

Мы – здесь, сегодня и сейчас,

и, значит, Богу так угодно.

 

Когда томление весны

перерастёт в готовность к старту,

когда все счёты сведены,

и всё поставлено на карту,

 

и этот кризис не для нас

на мировых играет нервах,

мы здесь, сегодня и сейчас

идём в хвосте, но будем – в первых!

 

март 2009

 

Мысли вслух

(апрель 2011 )

 

* * *

 

Закон взаимности таков,

что применим весьма дискретно.

Работа любит дураков,

но абсолютно безответно!

 

* * *

 

Кощей, Баба-Яга, Горыныч с Лешим,

Русалка с Троллем, Эльф и Гном

Собрались поболтать о наболевшем –

То есть, о нашем, о земном…

 

* * *

 

Как бы жребий ни был плох,

В нашей жизни «лоховой»,

Лучше быть, как Царь-Горох,

Чем как шут гороховый.

 

После выборов

 

Что толку с головы срывать седины?

Смиритесь, как велит народный глас…

В одном вопросе мы теперь едины,

Что нет единства полного средь нас.

 

Поэт

 

Крылатых фраз неуловимое движение,

В полёте мысли – по касательной скольжение,

В потоке – чувств и тонких образов горение,

Души созвучие и рифм. Стихо-сло-же-ние!

Любуясь формой, содержание творю…

О, Боже, что я говорю?

 

* * *

 

Осени меня, Муза, крылом!

А иначе – пойду напролом…

 

12 юмористических заповедей поэта

 

1.

 

Отдайся Музе безраздельно,

коль уж попал ты к ней в полон.

И в самый «черный понедельник»

тебя поддержит Аполлон.

 

2.

 

Не сотвори себе Кумира

и будь стихам своим Творец.

Тогда возвышенная Лира

покорной станет, наконец.

 

3.

 

Не призывай напрасно Музу,

не будь поэтом исподволь.

Посеешь в тундре кукурузу –

пожнёшь лишь головную боль.

 

4.

 

Сходи в кино или на дачу,

сто раз затылок почеши,

поставь сто долларов на клячу,

но по субботам – не пиши!

 

5.

 

Не умножай макулатуры.

И строгим критиком гоним,

почти отцов литературы

хотя б молчанием своим.

 

6.

 

Броди за рифмой до рассвета,

не спи все ночи напролёт,

но не убий в себе поэта –

возможно, кто-нибудь «убьёт».

 

7.

 

Запомни, прелюбодеянье

не в моде у Парнасских Дев.

Увы, на благосостоянье

мгновенно выльется их гнев.

 

8.

 

Не укради чужие строки,

копаясь в прошлом наугад.

Не возноси себя в пророки –

ведь это чистый плагиат!

 

9.

 

Смиренно привыкай к конфузу.

Не обвиняй во всех грехах

свою божественную Музу

за всё, что ты наплёл в стихах.

 

10.

 

Не пожелай чужой коровы,

чужой жены или вола.

Носи лишь свой венок лавровый,

чтоб не болела голова.

 

11.

 

Молись на общие иконы,

живи, душою нелюдим.

Не осуждай в стихах законы.

И да не будешь ты судим!

 

12.

 

Просите, и дано вам будет,

да и не раз – пинком под зад.

В редакциях ведь тоже люди,

стучите – может, отворят.

 

апрель 2001–май 2007