Ефим Бершин

Ефим Бершин

Море – форточка неба, которую выбил 
     Бог. 
И свобода – уже не свобода, а пепел 
     Завета. 
Я влачусь по пустыне уже за пределом 
     свобод, 
за пределом любви, за пределом 
     пространства и света. 
  
Перепуганный ястреб растаял в 
     пространстве пустом, 
в беспорядочном свете, как в стае 
     взбесившейся моли. 
Что ни город вдали – обязательно город 
     Содом. 
Что ни море у ног – обязательно Мёртвое 
     море. 
  
И куда ни пойду, и чего ни коснётся 
     рука – 
всё уходит в песок, обращается всё в 
     пепелище. 
Я влачусь по пустыне. 
Я – часть мирового песка 
из песочных часов, 
у которых оторвано днище. 
  
Говорила, что я не умею уже любить, 
что любовь перепутана с болью. 
Но любить человека – значит почти убить 
человека вместе с его любовью. 
  
Море – форточка неба. 
По небу гуляют ветры. 
Только ветры шумят. 
И законы почти пусты. 
Потому что уже подступает конец 
     геометрий. 
И от точки «я» все труднее добраться до 
     точки «ты».