Эдуард Асадов

Эдуард Асадов

Галине Асадовой 
  
     Сквозь звездный звон, сквозь 
     истины и ложь, 
     Сквозь боль и мрак и сквозь ветра 
     потерь 
     Мне кажется, что ты еще придешь 
     И тихо-тихо постучишься в дверь... 
  
     На нашем, на знакомом этаже, 
     Где ты навек впечаталась в 
     рассвет, 
     Где ты живешь и не живешь уже 
     И где, как песня, ты и есть, и 
     нет. 
  
     А то вдруг мниться начинает мне, 
     Что телефон однажды позвонит 
     И голос твой, как в нереальном 
     сне, 
     Встряхнув, всю душу разом опалит. 
  
     И если ты вдруг ступишь на порог, 
     Клянусь, что ты любою можешь быть! 
     Я жду. Ни саван, ни суровый рок, 
     И никакой ни ужас и ни ни шок 
     Меня уже не смогут устрашить! 
  
     Да есть ли в жизни что-нибудь 
     страшней 
     И что-нибудь чудовищнее в мире, 
     Чем средь знакомых книжек и вещей, 
     Застыв душой, без близких и 
     друзей, 
     Бродить ночами по пустой 
     квартире... 
  
     Но самая мучительная тень 
     Легла на целый мир без сожаленья 
     В тот календарный первый летний 
     день, 
     В тот памятный день твоего 
     рожденья... 
  
     Да, в этот день, ты помнишь? 
     Каждый год 
     В застолье шумном с искренней 
     любовью 
     Твой самый-самый преданный народ 
     Пил вдохновенно за твое здоровье! 
  
     И вдруг - обрыв! Как ужас, как 
     провал! 
     И ты уже - иная, неземная... 
     Как я сумел? Как выжил? Устоял? 
     Я и теперь никак не понимаю... 
  
     И мог ли я представить хоть на 
     миг, 
     Что будет он безудержно жестоким, 
     Твой день. Холодным, жутко 
     одиноким, 
     Почти как ужас, как безмолвный 
     крик... 
  
     Что вместо тостов, праздника и 
     счастья, 
     Где все добры, хмельны и хороши, - 
     Холодное, дождливое ненастье, 
     И в доме тихо-тихо... Ни души. 
  
     И все, кто поздравляли и шутили, 
     Бурля, как полноводная река, 
     Вдруг как бы растворились, 
     позабыли, 
     Ни звука, ни визита, ни звонка... 
  
     Однако было все же исключенье: 
     Звонок. Прниятель сквозь холодный 
     мрак. 
     Нет, не зашел, а вспомнил о 
     рожденье, 
     И - с облегченьем - трубку на 
     рычаг. 
  
     И снова мрак когтит, как злая 
     птица, 
     А боль - ни шевельнуться, ни 
     вздохнуть! 
     И чем шагами мерить эту жуть, 
     Уж лучше сразу к черту 
     провалиться! 
  
     Луна, как бы шагнув из-за угла, 
     Глядит сквозь стекла с невеселой 
     думкой, 
     Как человек, сутулясь у стола, 
     Дрожа губами, чокается с рюмкой... 
  
     Да, было так, хоть вой, хоть не 
     дыши! 
     Твой образ... Без телесности и 
     речи... 
     И... никого... ни звука, ни 
     души... 
     Лишь ты, да я, да боль 
     нечеловечья... 
  
     И снова дождь колючею стеной, 
     Как будто бы безжалостно штрихуя 
     Все, чем живу я в мире, что люблю 
     я, 
     И все, что было исстари со мной... 
  
     Ты помнишь ли в былом - за залом 
     зал... 
     Аншлаги! Мир, заваленный цветами, 
     А в центре - мы. И счастье рядом с 
     нами! 
     И бьющийся ввысь восторженный 
     накал! 
  
     А что еще? Да все на свете было! 
     Мы бурно жили, споря и любя, 
     И все ж, признайся, ты меня любила 
     Не так, как я - стосердно и 
     стокрыло, 
     Не так, как я, без памяти, тебя! 
  
     Но вот и ночь, и грозовая дрожь 
     Ушли, у грома растворяясь в 
     пасти... 
     Смешав в клубок и истину, и ложь, 
     Победы, боль, страдания и 
     счастье... 
  
     А впрочем, что я, право, говорю! 
     Куда, к чертям, исчезнут эти 
     муки?! 
     Твой голос, и лицо твое, и руки... 
     Стократ горя, я век не отгорю! 
  
     И пусть летят за днями дни вослед, 
     Им не избыть того, что вечно живо. 
     Всех тридцать шесть невероятных 
     лет, 
     Мучительных и яростно-счастливых! 
  
     Когда в ночи позванивает дождь 
     Сквозь песню встреч и сквозь ветра 
     потерь, 
     Мне кажется, что ты еще придешь 
     И тихо-тихо постучишься в дверь... 
  
     Не знаю, что разрушим, что найдем? 
     И что прощу и что я не прощу? 
     Но знаю, что назад не отпущу. 
     Иль вместе здесь, или туда вдвоем! 
  
     Но Мефистофель в стенке за стеклом 
     Как будто ожил в облике чугонном, 
     И, глянув вниз темно и многодумно, 
     Чуть усмехнулся тонгогубым ртом: 
  
     «Пойми, коль чудо даже и случится, 
     Я все ж скажу, печали не тая, 
     Что если в дверь она и постучится, 
     То кто, скажи мне, сможет 
     поручиться, 
     Что дверь та будет именно твоя?..» 
 

Рекомендуем стихи Эдуарда Асадова


Популярные стихи

Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Летите голуби»
Андрей Белый
Андрей Белый «Маг»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Очень страшная история»
Мария Петровых
Мария Петровых «Ахматовой и Пастернака...»
Владимир Солоухин
Владимир Солоухин «Городская весна»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Южный ветер»
Борис Слуцкий
Борис Слуцкий «Бог»