Эдуард Асадов

Эдуард Асадов

Верить можно лишь в то, что всегда 
     понятно. 
     В непонятное как же возможно 
     верить? 
     Непонятное, правда, порой занятно, 
     Только все-таки это – глухие 
     двери. 
  
     Вот никак не пойму: почему, зачем 
     Божьим силам угоден лишь раб 
     скорбящий, 
     Раб, повсюду о чем-то всегда 
     молящий, 
     Уступающий в страхе всегда и всем? 
  
     Отчего возвеличен был в ранг 
     святого 
     Тот, кто где-нибудь схимником век 
     влачил, 
     Кто постами себя изнурял сурово 
     И в молитвах поклоны бессчетно 
     бил? 
  
     Он не строил домов, не мостил 
     дороги, 
     Он не сеял хлебов, не растил детей 
     И за чьи-либо горести и тревоги 
     Не платился в борьбе головой 
     своей. 
  
     Он молился. Все правильно. Но 
     молиться 
     Много легче, чем молотом в кузне 
     бить, 
     Плавить сталь иль сосны в тайге 
     валить. 
     Нет, молиться – не в поте лица 
     трудиться! 
  
     Но в святые возвысили не того, 
     Кто весь век был в труде и соленой 
     влаге, 
     А того, не свершившего ничего 
     И всю жизнь говорившего лишь о 
     благе. 
  
     И правдиво ль Писание нам гласит, 
     Что повсюду лишь тот и отмечен 
     Богом, 
     Кто склоняется ниц пред Его 
     порогом 
     И в молитвах Ему постоянно 
     льстит?! 
  
     Бог – есть Бог. Он не может быть 
     людям равным, 
     Уподобясь хоть в чем-нибудь их 
     судьбе. 
     Разве может он быть по-людски 
     тщеславным 
     И вдыхать фимиам самому себе?! 
  
     И оттуда – из гордого великолепья 
     Я не верю тому, что в людских 
     глазах 
     С удовольствием видит ОН Божий 
     страх 
     И униженно-жалкое раболепье! 
  
     И никак не могу я постичь душой, 
     Почему и в былом, и при нашем 
     времени 
     Жизнь мерзавцев, как правило, - 
     рай земной, 
     А порядочным – вечно щелчки по 
     темени?! 
  
     И коль ведомо Богу всегда о том, 
     Что свершится у нас на земле 
     заране, 
     Почему ОН не грянет святым огнем 
     По жулью, подлецам и по всякой 
     дряни?! 
  
     Да, согласен: ОН есть. Но иной, 
     наверно, 
     И не все, может статься, в Его 
     руках, 
     Значит, биться со всем, что черно 
     и скверно, 
     Надо нам. Нам самим, на свой риск 
     и страх. 
  
     Да и надо ль, чтоб лезли в глаза и 
     уши 
     Жар свечей, песнопенья и блеск 
     кадил? 
     Бог не жаждет торжеств, не казнит, 
     не рушит. 
     Пусть Он вечно живет только в 
     наших душах, 
     Где учил бы труду и любви учил. 
  
     Жить по совести – это и есть – 
     прекрасно. 
     И действительно честным не слыть, 
     а быть, 
     И со всякой нечистью биться 
     страстно – 
     Вот такое мне очень и очень ясно, 
     И такому я вечно готов служить! 
 

Рекомендуем стихи Эдуарда Асадова