Эд Побужанский

Эд Побужанский

Четвёртое измерение № 22 (406) от 1 августа 2017 г.

Подборка: В квадрате юзерпика

Дубль

 

И тут пробел, и там изъян,

И память – решето.

И столько мне сейчас нельзя,

Что всё разрешено.

 

Не ком, не пом, не зав, не зам –

Двустопный ямб в пальто,

Молчал не так и был не за,

И пил, и пел не то.

 

Я не стихи писал – словам

Значенья придавал,

Не лез вперёд по головам,

Друзей не предавал.

 

Хоть я лажаю больше всех

И стою – медью рубль,

А всё ж кричу туда, наверх:

Позволь хотя бы дубль!

 

Жизнь

 

Два литра сока в тетрапаке

И «Русской» ровно по чуть-чуть…

Мы под орехом в дендропарке

Пытались жизнь в себя вдохнуть.

 

Точнее, влить. На три стакана

Делили тосты (чай, не квас),

Но жизнь упорно вытекала

Струёй нетрезвою из нас.

 

Возвращение

 

Зарницы грозные зарделись

В пробоинах небесной крыши, 

И бронзовый Железный Феликс

Из парка* торопливо вышел.

 

Его глаза опять горели

Огнём, сжигающим с изнанки.

Он шёл в распахнутой шинели,

Чтоб встать смотрящим

На Лубянке.

___

* Памятник Ф. Э. Дзержинскому,

который с 1958 г. по 1991 г.

стоял на Лубянской площади,

напротив печально известного здания КГБ,

сейчас установлен в московском

парке искусств «Музеон» на Крымском валу

вместе с другими памятниками и скульптурами.

С именем Феликса Дзержинского,

возглавлявшего Всероссийскую чрезвычайную

комиссию (ВЧК), связывают красный террор

первых лет советской власти.

 

Расставание

 

Так бывает:

вы ещё вместе,

утром

ты выпиваешь остывший кофе

и доедаешь омлет с беконом

(он, кстати, опять пересолен),

но уже

где-то в спальне,

на антресолях,

синий пустой чемодан

нетерпеливо

щёлкнул замком…

 

Огород

 

В тихой моей тетрадке

(Стоит 2 коп. тетрадь)

Строчки стихов, как грядки,

Теснятся: кропать не копать!

 

У бабушки на огороде

Петрушка, редис, щавель.

И все ещё живы вроде,

И лета – на пару недель!

 

Полжизни прошло… Не часто

Теперь приезжаю в село,

А как одичал участок –

Всё сорняком поросло!

 

Живу я в стране огромной,

Пишу – а слова горчат,

Да из строки неровной

Всё уши редиски торчат.

 

Мне говорят: не тявкай,

Не баламуть народ.

И всё ж я достану тяпку:

Надо полоть огород!

 

Утро

 

Каша «Четыре злака»,

Эспрессо, клубничный джем.

Официантка Злата

Бела, как сметанный крем.

 

Солнце сияет, как орден,

На кителе летнего дня.

Я вроде останусь – в ворде, 

Знать бы – зачем и для.

 

Смартфон

 

Ты помнишь все слова и все ужимки,

И селфи делаешь касанием одним,

Но почему тогда ты в обе симки

Так пристально молчишь по выходным?..

 

Неновый мой леново, мне в отместку

Ты словно умер. В пятницу. С восьми.

Поймай хотя бы дуру-эсэмэску

И завибрируй, чёрт тебя возьми!

 

Сводки

 

Чтоб не было больно тебе и Отчизне –

Сиди и молчи, и мозги не криви!

А с кем поделиться мне сводками жизни –

Одышкой, отрыжкой, глюкозой в крови?

 

Мой доктор, вы мне по-домашнему рады,

Я всё расскажу, только глубже вдохну, 

Про детские травмы, про личные драмы,

Про сухость во рту и про грыжу в паху.

 

Мой доктор, суровая ваша кушетка

Мне стала милей, чем родная кровать…

А впрочем, я дома бываю так редко,

Что впору в квартире музей открывать.

 

Фейсбучное

 

Мой друг, ты не один – 

Как в скверике на лавке,

Мы рядышком сидим,

Друг другу ставим лайки.

 

Мы близко так сидим – 

На расстоянье клика.

И не видать седин

В квадрате юзерпика…

 

Поэт

 

Поэт из меня нерадивый –

Топчусь возле пятой колонны.

К тому же я очень ранимый,

Почти как сержант из ОМОНа.

 

Во мне недостаточно спеси,

Чтоб жертвою пасть копипаста.

Я автор единственной песни,

И спел её даже не Басков.

 

Мне быть бы смелее, наглее –

«И» тоже бывает не кратким!

И что мне издать к юбилею?

Двухтомник? Трёхтомник?

Тетрадку.

 

Вера

 

Знаю, воздастся и мне сторицей

За то, что вера моя слаба.

Я снова пытаюсь перекреститься –

Но только пот вытираю со лба.

 

Молитву шепчу – и немею от боли:

Искрят от неискренности слова…

Сердце моё – поле вечного боя,

И павших не счесть…

И лишь вера – жива.

 

Московский роман

 

Для каждой Наташи за сорок

Найдётся свой пылкий Фархад.

Он любит все шесть её соток

И двушку в панели у МКАД.

 

Он знает по-русски три слова,

Но варит божественный хаш.

Ну как не влюбиться в такого?!

Тут хочешь не хочешь, а дашь!

 

Наташа б хотела Сергея,

Ивана, Федота, Петра.

Но те – то женаты, то геи,

То ждут у аптеки с утра.

 

Фархад хоть не знает Озона,

Но страсть в его сердце кипит,

Ведь вид из окна на промзону –

Прекрасный на жительство вид!

 

Пробел

 

Слева – слово.

Справа – тоже слово.

Я без них

Не точен и не цел.

Я словами лишь и образован.

Не поэт я –

Между слов

Пробел.

 

Френду

 

Пришли мне весточку с собакой вестовой

(Дай, Джим… Джимэйл, на счастье лапу дай!),

Я должен быть уверен, что с тобой

И бог, и блог, и мама, и вай-фай. 

 

Мне скучно, френд! Пришли хотя бы твит,

Поставь под фоткой пустяковый лайк…

Два дня в селе… Печь-мазанка чадит, 

Да за окном собак недружный лай…