Джамбулат Кошубаев

Джамбулат Кошубаев

Я опоясан поясом златым – 
          Семь звёзд горят в моей 
     простертой длани, 
          Стоустый меч покоится в 
     гортани, 
          Но соучастник в скорби – 
     недвижим. 
  
1.  
  
Баксанское шоссе уходит на север, 
Чтоб превратиться в половецкие степи. 
В жёлтом свете масляных фар 
Пылает пожар по обочинам. 
Осень одна тысяча девяносто второго 
Уползает в молочный туман – 
                              в 
     обетованное прошлое. 
Там – голосуем мы. И – ни души. 
  
2.  
  
Все дороги ведут в Рим, 
Эта дорога ведет мимо 
Бочек с пивом 
И молчаливых мужчин, 
Жаждущих горечь 
                     своей юдоли 
Ощутить в солоде 
И кристаллах соли 
С привкусом моря. 
  
3.  
  
Мне Ваше имя неизвестно, 
Но облик Ваш давно знаком, – 
Мы путешествуем совместно 
По всем дорогам всех времён. 
  
Я Вам служил под небом Нила, 
Я предан был в Помпеях Вам, 
Мой меч на рыцарских турнирах 
Вам никогда не изменял. 
…………………………………. 
Нас не обманет расстоянье, 
Ни эта ночь, ни бег колёс: 
У нас – дорожное свиданье 
Случайно встретившихся грёз. 
  
4.  
  
Прижимаясь к шоссе, 
Изгибается яростный ветер, 
В лобовое швыряет стекло 
Листья и километры. 
  
Осклабился век-волкодав, 
Догрызает разбитые кости: 
Места под солнцем для всех 
Хватит лишь на погосте. 
  
5.  
  
Сорок минут езды по прямой. 
Прямая – не есть кратчайший путь – 
Ловушка пространства и косной речи. 
В этой дороге без шор и пут 
Можно себя покалечить. 
  
6.  
  
Прежнее небо – свиток папируса 
В Александрийской библиотеке, 
Прежние волны плещут у пирса, 
В пепельных волнах галеры на рейде. 
  
Воинств бесплотных колеблются тени, 
Чайки вонзаются клювами в синее 
Прежнее небо, и в крике последнем 
Слышится: скиния! скиния! скиния! 
  
7.  
  
Транзитный рейс из тьмы во тьму. 
– Ты слышал? Кони Чингисхана 
Сожгли копытами траву, 
И степь кровавится, как рана. 
  
Быть может, наш транзитный рейс – 
Транзитный путь воспоминаний 
Тех поражений и побед, 
Что он одерживал над нами? 
  
И гул мотора, как хорал, 
Пока уносится дорога, 
Не очень честно славит Бога, 
Как это делал Чингисхан. 
  
8.  
  
Лицо скрывая в облаках 
Мне клялся ангел. 
Точилась мёдом речь в устах, 
Придав отваги. 
  
И было страшно и легко 
Отдаться вере, 
Отравы сладость ощутив 
В горящем чреве. 
  
     II 
  
          …Их стая уносилась на Восток, 
          И лязгали железные их крылья, 
          И в каждом взмахе был 
     последний вздох, 
          И в каждом клекоте – 
     непознанное Имя… 
  
1.  
  
Чёрный мраморный свод 
Звездой одинокой выщерблен. 
Жёлтым светом масляных фар 
Я из ночи вышиблен. 
  
– Может, возьмёте душу в залог? 
Мои карманы лыком шиты. 
– А на кой мне она, побери её чёрт! 
Мы этим добром по горло сыты! 
  
2.  
  
Ближе к полуночи 
слетаются ангелы 
в ожидании 
реанимации. 
  
3.  
  
Мерцают взгляды. В полумраке сонном 
качаются в автобусном салоне 
чужие лица. 
И Ваше отражение в окне 
скользит извне и следует за нами, 
и, шевеля стеклянным губами, 
мне изъясняется на мёртвом языке. 
  
4.  
  
– Мы говорим о завтра 
Или о том вчера, 
Которое будет завтра 
Такое же, как вчера? 
  
– К чему уточнять 
Грамматические обстоятельства 
                                        
     бытия? 
Неопределённые времена 
Не требуют обязательств. 
  
5.  
  
В голой лесополосе – 
                              ночью с 
     милым мило. 
А под каждым бугорком – 
                              тихая 
     могила. 
  
6. 
  
– Вы знаете, мисс, 
говорят, адыгов 
сгубил маис, 
а не испанские 
конкистадоры. 
  
7.  
  
Итальянский дворик – 
                    в пельменной. 
Мухами засижен век. 
Лицом в тарелке – 
                    уже не человек. 
Но ещё – не Анубис. 
  
8.  
  
А мы – по эту сторону реки – 
И псы, и чародеи, и убийцы. 
И от своих грехов – не откупиться, 
И от чужих – нам некуда уйти. 
  
И в этом ощущении вины 
Блаженны мы и не взыскуем града, 
И всё, что обещалось нам когда-то, – 
Тебе, наш Боже, возвращаем мы. 
  
9.  
  
Звезда останется ничьей, 
И ночь продлится. 
Исполнены слепых очей 
Предутренние лица. 
  
И, зрячьи простерев крыла 
Над тяжким телом, 
Скользит бледнеющая мгла 
В безмолвье белом. 
  
10.  
  
Ремаркой из чеховской пьесы 
Где-то гремит выстрел. 
В сером карликовом саду – 
шорох опавших листьев 
и гниль гесперидовых яблок. 
Живущего заживо 
не устрашит святость обряда. 
Кусок свинца 
обещает окончанье разлада 
всем за здорово умершим. 
Вот только под языком 
не оказался б фальшивым обол, 
а не то – не избежать 
возвращенья.


Популярные стихи

Ольга Берггольц
Ольга Берггольц «Европа. Война 1940 года»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Апрель»
Иван Бунин
Иван Бунин «Бушует полая вода»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Любимая, спи!»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Кончики волос»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Твои глаза... Опять... Опять...»