Джамбулат Кошубаев

Джамбулат Кошубаев

1 
Ты слышал, как в щель меж мирами 
врывается и воет надсадно ветер: 
«Настрадаешься!» 
  
Ты бесстрашно ему отвечал, словно вызов 
его принимал и поднимал перчатку: 
«Да, настрадаюсь!» 
  
Ты принимал страданья как радость, 
как награду за трудное счастье – 
любить. 
  
Ты говорил пиитам: «Мало крови в 
     чернилах, 
мало». В твоих – не осталось чернил, 
     чтоб к себе 
не испытывать жалость. 
  
Любить и страдать – два ремесла поэта, 
без которых тоскующий ветер – 
это просто сквозняк. 
  
2 
Задумчиво холмы лежат окрест. 
Не каждый холм – Голгофа, 
спасителен – не каждый крест. 
Припоминается – в начале было Слово… 
Сомненье: вправду ли воскрес?.. 
  
3 
Из глины слепивший, 
Отец мой небесный, 
мне очи отверзший 
и пламя зажегший 
в груди, 
и слово сложивший, 
и слух мой открывший, – 
зачем я тебе? 
Ни света, ни тьмы. 
Только голос из бездны: 
– Восстань и иди! 
  
4 
Печальной радости избранник, 
какую песню ты поёшь? 
И почему – по сердцу дрожь – 
о Человеке – скорбь и радость? 
  
5 
Мне трудно представить тебя 
идущим ко Гробу Господню, 
тебя, потерявшего Ад, 
но сохранившего веру 
в спасительность Слова. 
  
И всё ж, преклонив чело, 
ты в низкие двери вошёл, 
и может, в мгновение это 
ты гордость свою преклонил 
и веру обрёл, что Ад 
существует. 
  
6 
Мы спустились с холмов – 
Холмов Хлама 
двадцатого века. 
Мы делили по-братски 
и хлеб наш насущный, 
и кров. 
Тебя звали – Орфей, 
хоть и смертным ты слыл 
человеком, 
и по жилам твоим 
бежала горячая кровь. 
И открылись пред нами 
свинцовые воды 
неподвижного Стикса. 
И Харон уже ждёт, 
закрыв капюшоном лицо. 
Мы прощаемся здесь – 
ты в скорбную лодку 
садишься, 
и ладья исчезает 
в нависшем тумане густом… 
  
7 
Быть может, было всё не так… 
Вслед за Орфеем Эвридика 
сошла в Аид 
и там его нашла, 
чтоб вывести на свет. 
И свет был близок. 
Но не хватило 
сделать два шага. 
  
Аид не отпустил певца, 
когда увидел свет её лица, 
когда услышал, 
как дрожит темница, 
как смерти власть ничтожна и пуста. 
  
8 
Вычитание. В остатке – тело, 
легче тростника. 
Всё, что так рвалось и пело, 
смолкло на века. 
  
Скорбь на сердце. Оправданья 
ранней смерти нет. 
Смерти нет. Есть расстоянье – 
не преодолеть.


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Разговор с небожителем»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «На прививку третий класс...»
Вера Инбер
Вера Инбер «Сыну, которого нет»
Владимир Набоков
Владимир Набоков «Бабочка»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Городской романс»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Родная деревня»