Дмитрий Сухарев

Дмитрий Сухарев

На утлое бревно, 
Подставившее бок 
Сентябрьскому неявному теплу, 
Присела стрекоза и часто дышит. 
В её больших сферических глазах 
Задумчивость. Сидим бок о бок. 
Мне некуда спешить, ей некуда спешить, 
Сидим, и ладно. Всё же иногда 
Посматриваю: как там поживает 
Моя соседка? И моя соседка 
Приподнимает голову с вопросом.  
  
Зачем Колумб Америку открыл?  
  
Оса, 
Набегавшись до самоуваженья 
И вникнув (или сделав вид, что вникла) 
В подробности поверхности ствола, 
Блаженно моет морду по-кошачьи.  
  
А рядом дремлет Кáтица-богáр.  
  
Ещё пожарник лапкой чистит ус. 
Ещё порой к нам прилетает муха 
И тоже греется. 
Ещё паук 
Выстраивает солнечную сеть 
В пространстве между веткою лещины 
И нашим общим капищем, бревном. 
И сеть свою он строит так лениво, 
Так нехотя, что вроде и не знает, 
К чему она: 
Уж вряд ли для того, чтоб нарушать 
Идею ненасильственного мира, 
Гармонию не-Ноева ковчега, 
Плывущего неведомственным курсом 
По воле волн, 
По воле волн глухой крапивы.  
  
Посидим на солнышке, будет нам загар, 
Принесёт нам хлебушка Катица-богар. 
Катица-богар! Катенька-жучок! 
Чёрного и белого дай нам на сучок!  
  
Так вот зачем плетётся паутина —  
Чтоб в небе полетать, 
Чтоб улететь на небо 
И хлеба принести всему бревну! 
Так вот куда наш ствол, наш утлый плот, 
Наш славный чёлн, летучий наш голландец 
(«А это, извините, Левитанский». —  
«Катитесь вы!»), — так вот, я говорю, 
Куда летит безумный наш Икар 
По воле волн глухой, как мир, крапивы.  
  
Божия коровка! 
Полетим на небо! 
Но Катица-богар всё спит да спит. 
Зато пожарник 
По-прежнему усердно чистит ус: 
Пожарники не спят, они — дежурят.  
  
И всё-таки здесь кое-что неясно. 
Когда я был моложе лет на сорок, 
Пожарников солдатиками звали. 
Зачем Колумб Америку открыл? 
Зачем и кто 
Клопу менять название надумал?  
  
Иль дело в том, что, отслужив свой 
     срок, 
Былой солдат в пожарники подался 
И ныне служит скромно и бессрочно 
Неявственному солнцу сентября, 
Идее ненасильственного мира 
На поприще неведомственных волн 
Глухой крапивы?  
  
          1986


Популярные стихи

Лев Ошанин
Лев Ошанин «Волжская баллада»
Ярослав Смеляков
Ярослав Смеляков «Счастливый человек»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Нежность»
Фёдор Глинка
Фёдор Глинка «Солдатская песнь»