Дмитрий Сухарев

Дмитрий Сухарев

Любя, шутя и немного дразня, 
Вернее, полюбливая и поддразнивая, 
Хорошие, добрые в общем друзья 
Называли его Некрофилом.  
  
Мол, стóит кому-нибудь помереть, 
Хоть самой-пресамой усохшей старушке, 
Слагавшей в первую треть нэпа 
Триолеты, сонеты или частушки, 
Он — тут как тут: 
Постоит в карауле, 
Попросят, скажет прощальное слово, 
И слово его об усопшей бабуле 
Прозвучит толково, сурово и нежно.  
  
Этой своей симпатичной необщностью 
Он был настоящим кладом 
Для всей, так сказать, общественности, 
Командующей парадом 
В Московской писательской организации 
(Где больше принято огрызаться).  
  
Но вот Некрофил и сам усоп, 
Никто не лезет плечом под гроб, 
И хоть заняты все другие места, 
Его непонятная должность пуста.  
  
Я прочитал, 
И весьма внимательно, 
Книжки и рукописи Некрофила 
И должен сказать, что средь них не 
     найдено 
Такой, которая б не кровила. 
В этом писательском фонде 
Все единицы хранения 
Кровят, как кровили на фронте 
Все фронтовые ранения.  
  
Поэтому я имею 
Свою небольшую идею 
Касательно некрофильства. 
Она такова:  
  
Слова 
Выстраивают поэта, 
Как он расставляет их, 
И нет у него портрета 
Иного, чем свой же стих. 
Когда они не на месте 
В моём или чьём стихе, 
Они — орудие мести, 
И мы погрязаем в грехе.  
  
И мы с вами ищем славы, 
А он был поэтом чести, 
И даже в потоке лавы 
Стояли слова на месте —  
Единственном! И на месте, 
Единственном, как строка, 
Стоял он, хранитель чести, в облике 
Обрюзгшего старика.  
  
          1986


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Моя звезда»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Разговор с небожителем»
Иван Бунин
Иван Бунин «Троица»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Звезда»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Порой по улице бредешь...»