Дмитрий С. Бочаров

Дмитрий С. Бочаров

Четвёртое измерение № 3 (63) от 21 января 2008 г.

Подборка: Всё началось с ребра...

Искушение (из Библейских мотивов)

 

Эй, красавица, не спеши –
Сядь в тенёк!
То не листья – судьба шуршит...
Сядь под яблоню.
Слушай... слушай...
Старый дурень, пузатый бог,
Создав тело, не додал душу...
Видишь яблоко?
Слушай...
Паутиной ресниц занавешена
Глубь зрачков, притяженье омута,
Стана согнутая орешина –
Я тебя не отдам какому-то!..

Это яблоко для тебя.

Ты познаешь огонь лобзаний,
Примешь в лоно ночь и страдание,
Но воскреснешь в свете, любя,
Хоть расплатишься за познание...
Неотвязны слова признаний –

Обжигают до нетерпения...
Видишь, в яблоке бродит сок?
Так же бродит в теле томление,
Но потом, коль урвёшь часок!..

Блеск зари понесёшь в сосуде,
Не прольёшь ни капли, пройдя,
Превратишь слово «было» в «будет»,
В тяжких родах жизнь воплотя!..
Слушай... слушай...
Не бойся горя –
Света нет без познанья тьмы,
Нет богатства, коль нет сумы...
Ну же, только один надкус!

Погляди – пред тобою море...

 

Глаза в глаза

 

Я глаза отвожу, обжигаясь о встречное пламя –
Столкновение взглядов… и в сердце бушует пожар.
Это что же – любовь?!
Как назвать эту нить между нами?
Или взгляд твой зеркален – отражает мой собственный жар?

Я глаза отвожу… это глупо – какие нам страсти?
Натянулась струна и звенит, непонятно о чём…
Да и есть ли она?

Может, я… над собою не властен,
Сам себя распалил… ты ж не в курсе – вообще ни при чём?

Я глаза отвожу… чтобы ты не прочла в них желанья –
Пусть остудится буря, воцарится блаженная тишь.

Этот пристальный взгляд в глубину моего подсознанья
Я придумал себе.

Ты ж без умысла… просто… глядишь?..

Я
глаза
отвожу…

 

Последний бой Дон Кихота

 

1.


Течёт над горизонтом кровь огня –
Смертельно ранен свет. Но всё же жив.
Он был повержен, ночь не сокрушив.
Ответственность за возвращенье дня
Страшна. И от неё не отрешиться.
Дыханья нет.
Но ненависть к убийце
На этот страшный бой зовёт меня!

2.


Грань потерялась – где небыль, где быль?
Где мы?

Молчит чернота.

Лишь разлетается звёздная пыль.
Это и есть мечта?!
Та, что маячила вдалеке,
В выси неведомой глубины,
Та, что звала, навевала сны,
Выпрямлялась в ростке?..
Для бесконечности доброты
Клетка груди мала.
Только… В бескрайности пустоты
Нет ни добра, ни зла.
Есть тишины равнодушный покой,
Благостное ничто.
Нет! Я бессмысленный вздор такой
Не назову мечтой!
Я растревожу вселенский сон,
Шею бездушью сдавлю!
Зло всех обличий возьму в полон
Именем, что люблю!..

Грань потерялась – где небыль…

где быль…

 

Твои тараканы

 

Твои тараканы, которых я так и не смог приручить,
Живут, как в раю. Я смирился – уже не опасен,
Не бегаю с тапком… А к ним подбираю ключи.
Кормлю их из блюдечка, полного сказок и басен…
Я их уважаю за разнообразье манер,
Раздал имена – как-то надо же к ним обращаться?..

Я стал, как они – отличителен только размер,
Да форма лица.
Впрочем, всё это будет меняться…

 

Т.Б.

 

А ты знаешь, мне кажется – это счастье…
 

…Проникать во вселенскую глубь, до боли, до стонов,
Греть застылость души на кипящих вулканах страсти,
Над землёю парить, в нарушение всех законов…
Среди звёздных лучей, с их холодным, бездушным светом,
Пить дыханье твоё, приправленное сигаретой…
И на кончиках пальцев хранить ощущение ночи,
Что дарима тобой…
Я
люблю

тебя.

Очень.

 

* * *

 

На запах дынь слетелись пчёлы
И закружили хоровод,
Жужжа с настырностью весёлой
И залезая прямо в рот.

Приятнейшая суматоха –
Под визг испуганных детей,
Вгрызаться в мякоть, громко охать,
Браня непрошенных гостей,

Сдувать настойчивых пришельцев
С руки соседа, со спины,
В восторге замирая сердцем
От ароматной желтизны…

…Она была ещё вчера,
На этом столике высоком –
Большая дынная гора,
Истёкшая медовым соком.

 

Прощальная песнь кота

 

1. Прощальная песнь...

 

Опять хозяйка, бросив сапоги,

Забыла обо мне. Скорей – за дело!

Пускай узнают во дворе враги,

Что здесь, в квартире, проживает смелый

И гордый кот.

 

Изысканный парфюм –

Ничто, в сравнении с кошачьей меткой!

 

Мне б вырваться гульнуть…

 

Дымится ум –

Я – в заточеньи! Даже птичек редко

В окошко вижу…

А внизу поют

Счастливые бомжи – у них ля-муры!

 

Но мне достался грёбанный уют,

И шелковистость выглаженной шкуры –

Да, я мурчу, когда меня ласкать

Вдруг примется рука!

 

А вы б смолчали?

 

В отсутствии свобод – как не мечтать,

Закрыв глаза?

То – эротизм печали,

Несбыточность надежды на любовь…

 

Имею право погрустить немножко

О той, что, наконец, придёт на зов?!

 

Об руку трусь, как будто это кошка.

 

…Вчера был телефонный разговор –

Она сказала, дескать, я опасен!

 

Подслушивал под стулом, словно вор…

Понять не смог.

Но… общий смысл – ужасен.

 

Есть некто доктор, что сюда придёт,

Отрезать мне какие-то гормоны.

Не очень ясно – где он их найдёт,

Но… кажется, не избежать урона!

 

Куда, скажите, скрыться от угроз,

Жильцу комфортных человечьих клеток?

Эх… жизнь моя помчалась под откос!

 

Помечу-ка и коврик напоследок…

 

2. Эпилог

 

...А, в общем, всё сложилось хорошо.

Не так уж страшно – чик! И дело в шляпе.

Наркоз понравился. Хоть разъезжались лапы,

До коврика на четырёх дошёл!

 

Дурак я был – мечтал примкнуть к паскудам,

Громить помойки, лузгать воробьёв...

Права Хозяйка – если нездоров,

Под ножик к доктору! Чтоб просветить рассудок.

 

Еды – навалом! Этак можно жить.

Разврат любви? Благодарю покорно!

 

Пока болит... но, в целом – благотворно.

Ещё б неплохо когти отпилить...

 

Бес в ребро

 

Да что за дерзкая манера –
Смотреть в глаза?!
Я завожусь, не зная меры,
А мне… нельзя!
Пойми, коль вспыхну… по привычке,
То сразу… в чад –
Ведь нет для выгоревшей спички
Пути назад!..

В твоих глазах всё очень скверно –
В них… интерес.
Саднит ребро… к любви, наверно.

Ну, здравствуй, бес!

 

Подслушанный монолог часов

 

Тане Бориневич


Ключиком ча-
сов
возрождено
время.
В ритме моих
слов
только любовь –
тема…
Громкое «тик-
так» –
я опьянен
Вами!
Сердце стучит
в такт
жаркого ды-
ханья.
Стрелки моей
ус
вертится при-
зывно.
Близким к Вам стать
тщусь,
пусть это на-
ивно!..
Горькая на-
пасть –
чувство в душе
бродит
к той, что мою
страсть
ключиком за-
водит!
Время бежит
вдаль,
крутится на
месте.
Вам не слыхать…
Жаль!
Снова мы врозь – вместе.

 

Таки ты-таки...

 

Таки ты-таки не сказал-таки
Про свою любовь небывалую!
А без слов таких я помру с тоски –

Знать, обычных слов нынче мало мне...

Ты красивый весь – хоть медаль повесь!
Да вот мне с того толку нет почти –

Я б тебя взасос... только ты не здесь,
А к себе ушёл. Я одна в ночи.

Так тоскливо, аж впору волком выть –

Для чего ж ты мне душу вывернул?
Вся горю в огне, так хочу любить!!
Коль ненужная, сердце бы вернул.

Таки если б знать, что и впрямь домой
Ты-таки пошёл, разлюбезный мой...

 

Мишка

 

Уронили мишку на пол,
Оторвали мишке лапу.
Все равно его не брошу -
Потому что он хороший.

Агния Барто


Если мишка мягкотелый,
Он хороший, а не чмо!
Я обидеть не хотела –

Так... обиделось само...
Намечтала беспредела –

Лап с когтями и клыков,
Чтобы мне ломали тело,
По-мужски, без лишних слов!
Я устала от безвольной
Мягкой, плюшевой любви!!
Пусть бы грубо, пусть бы больно,
Пусть бы плавала в крови!..

Дохотелась. Получила.
Досыта. От счастья рвёт...
Как теперь мой мишка милый?
Кем подобран? Где живёт?

Мишка был хозяйкой брошен
Потому, что он хороший...

 

Птица-тройка

 

Неслась, как ветер, птица-тройка –
Без принужденья, налегке,
Звеня бубенчиками!.. Только
Вдруг оказалась в тупике.

Когда стреляют в душу – больно...
Русь задохнулась от тоски!
А бубенцам на колокольне
Повырывали языки...

Без всякой птицы, просто «тройка»
Решала русскую Судьбу –
Насилуя в чекистской койке...
Но... в койке лучше, чем в гробу.

Стерпела... Сделалась свободна!
Но как лететь живой едва?
К ходьбе неспешной непригодна –
Кнутом торопят... Но сперва

Остатки крыльев обрывают,
Навялив закуси окрест…
По-трое тройку пропивают,
Зайдя в загаженный подъезд...

Тут, ясный перец – пересТРОЙКА !
Затем – развал... И вновь несут
Россию кони! Эй, постой-ка!!!
Пустое – коль в копытах зуд...

То ли спасает, то ли губит –
Стремится тройка сквозь года!
Кто ж на Руси езды не любит?
По бездорожью. В никуда.

 

Театральное

 

Театр жизни! Форменный бардак…
Повсюду толчея, смешались роли,
Сюжеты клинит, всё идёт не так!
Всяк гнёт своё и каждый… недоволен…
Отечество дымит – и этот дым
Давно уже не сладок, не приятен…
Мы право БЫТЬ оставили другим…
В ничто одеты, мним, что это – платье…
Алмазы в небе – просто звёздный бред!
Забытый призрак по Европе бродит…
Как не было ни гроша, так и нет.
Но… горе нас и без ума находит!..

На сцене – страсти, ужасы… тоска!
А сверху, с неподдельным интересом,
Глядит, под зад подсунув облака,
Бездарный автор, написавший пьесу…

 

Монета на ребре...

(Затянувшееся гадание)

 

Монета на ребре. И нет конца –
Ни решки, ни орла… Стоит, дурная!
Вот так же, у Адама-праотца,
Всё началось с ребра…
И… вон из рая!!

Пульс бьёт в виски, как уханье совы…
Что выпадет – удача ли? насмешка?
Орлом бы стать… хоть малость! Но… увы –
Вполне возможно, распластают решкой…

Стоит монета. То ли время вдруг
Остановилось, то ли просто – чудо?
Но вот он, предо мной, чеканный круг –
Застыл и… не шевелится, паскуда!

Мне неизвестность в тягость – я привык,
Узнав судьбу, лезть в пекло без опаски!..
Но… на весах зеро. Тягучий миг…
Монета на ребре. И нет подсказки.