Дмитрий Минаев

Дмитрий Минаев

1 
  
Немало развелось теперь людей 
Всем недовольных - холодом и зноем, 
Печатью, сценой, множеством идей, 
Нарядами с нескромным их покроем, 
Решеньями присяжных и судей, 
И стариной и новой жизни строем, 
И русскою сатирой, наконец... 
Вступись же, сатирический певец, 
  
2 
  
Скорей за репутацию сатиры 
И отвечай: вы правы! мы скромны, 
Не кровопийцы мы и не вампиры, 
Но в этом не видать еще вины, 
Как думают различные задиры. 
Когда нет зла среди родной страны, 
Где каждый счастьем ближних только 
     занят, 
Где без улыбки праздничной лица нет, 
  
3 
  
Как может быть сатира наша зла? 
Какие сокрушительные ямбы 
Придут на ум, когда одна хвала 
Сама собой ложится в дифирамбы, 
Когда поэт, как из цветка пчела, 
Отвсюду мед сбирает, и не вам бы, 
Друзья мои, скорбеть, что этот мед 
Сатире нашей пищи не дает. 
  
4 
  
Живем мы в век «отчетностей» и съездов, 
Общественных, обеденных речей, 
Манифестаций шумных у подъездов 
И экономной топки для печей, 
Прогресса всех губерний и уездов, 
Где что ни шаг, то всюду для очей - 
«Отрадное и светлое явленье», 
Достойное похвал и умиленья. 
  
5 
  
Сегодня - где-нибудь народный пир, 
А завтра шумный праздник юбилея 
И торжество на целый русский мир, 
Где, от вина и счастия алея, 
Сливаемся мы в сладкозвучный клир, 
И никогда такая ассамблея 
Насмешки злой - о, боже сохрани! - 
Не вызовет в печати в наши дни. 
  
6 
  
Кто ж явится с сатирою бесстыдной 
Среди торжеств, веселья и утех 
Смущать в толпе покой ее завидный? 
Нет, на такой мы неспособны грех. 
У нас есть только юмор безобидный 
И цензированный самими нами смех, 
Без всякого ехидства и протеста: 
В Аркадии сатирикам нет места. 
  
7 
  
Но все-таки мы смелы чересчур 
И говорим с известною свободой; 
Без страха наш развязный балагур 
Трунит над бедной финскою природой, 
На «чернь» рисует ряд карикатур 
(Над «чернью» смех похвальною стал 
     модой), 
А иногда, как гражданин-пиит, 
Городовых и дворников казнит. 
  
8 
  
До колик мы смеемся иногда, 
С эстрады клубной слыша анекдоты 
О плутовстве одесского жида, 
О мужичке, который до икоты 
Напился пьян... Всё это без вреда 
Нас развлекает в клубе в день субботы; 
Тот смех лишь возбуждает аппетит 
И нашему веселью не вредит. 
  
9 
  
Наш юмор безобиден. Скуки ради 
Стишки запретные мы любим почитать, 
Мы подтруним над «сильным мира» сзади, 
Чтоб льстить в глаза и стулья подавать, 
И наши черновые все тетради 
Наполнены - коль правду вам сказать - 
Хвалебными посланьями к вельможам... 
Мы никого сатирой не тревожим. 
  
10 
  
И это ли не признак, что настал 
Век золотой? Смех горький затаился 
В груди людей, и каждый думать стал 
Теперь: «И я в Аркадии родился!» 
И потому российский Ювенал 
В Полонского у нас преобразился 
И начал славить умственный застой, 
Как делает граф Алексей Толстой, 
  
11 
  
Который некогда так весел был и боек... 
- Да, век прошел проселочных дорог, 
Валдайских колокольчиков и троек, 
Исчез и крепостник и демагог; 
Цыганок нет, нет ухарских попоек, 
А вместе с тем почил на долгий срок, 
Похороненный с прочими грехами, 
Наш прежний смех - ив прозе и стихами. 
  
12 
  
По рельсам чинно ездим мы теперь, 
Цыганок заменили оперетки, 
И прогрессистом смотрит прежний зверь; 
Безумные попойки стали редки, 
Крепостники, смирившись от потерь, 
Не могут жить, как прежде жили предки, 
Повсюду тишь да божья благодать... 
Откуда же сатиры ожидать? 
  
13 
  
Сатира с отрицаньем неразлучна, 
А мы давно девизом запаслись, 
Что вкруг «всё обстоит благополучно», 
И, искренно поверив в тот девиз, 
Нашли, что и без смеха нам не скучно, 
А если б даже им мы увлеклись, 
То этот смех не смех ведь, а скорее 
Хихиканье ливрейного лакея. 
  
          1872

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Римма Казакова
Римма Казакова «Дураки»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Злость»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Внимая ужасам войны»
Саша Чёрный
Саша Чёрный «Жалобы обывателя»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Я люблю тебя...»
Дмитрий Авалиани
Дмитрий Авалиани «Я ящерка»
Игорь Северянин
Игорь Северянин «Кензели»