Дмитрий Минаев

Дмитрий Минаев

Толстому ("Война и мир") 
- Скажи-ка, дядя, без утайки, 
Как из Москвы французов шайки, 
Одетых в женские фуфайки, 
Вы гнали на ходу. 
Ведь если верить Льву Толстому, 
Переходя от тома к тому 
Его романа, - никакому 
Не подвергались мы погрому 
В двенадцатом году. 
  
Какой был дух в Наполеоне 
И были ль мы при нем в загоне, 
Нам показал как на ладони 
В романе Лев Толстой. 
Тогда славяне жили тихо, 
Постилась каждая купчиха... 
Но чтоб крестьян пороли лихо, 
Застенки были, Салтычиха... {2} 
Всё это слух пустой. 
  
- Да, были люди в наши годы, 
Не мелкой нынешней породы: 
В дни мира - гордые Немвроды, 
Богатыри в войне... 
_Ростов_ - звезда всей молодежи, 
_Андрей Болконский_ - диво тоже, 
_Безухой_ - член масонской ложи, 
_Денисов, Долохов_... {3} О боже, 
Их вспомнить любо мне!.. 
  
Нам Бонапарт грозил сурово, 
А мы кутили образцово, 
Влюблялись в барышень Ростова, 
Сводили их с ума... 
_Безухой_ прочь погнал супругу, 
Послал картельный вызов другу 
И, друга ранивши, с испугу 
Едва совсем не спился с кругу... 
Но вот пришла зима. 
  
Войска французов шли в тумане. 
Мы отступали... Ведь заране, 
Как говорится в алкоране, 
Наш рок определен. 
Бояться ль нам Наполеона? 
Что значат званья, оборона?.. 
Лежит над миром, как попона, 
Лишь «_власть стихийного закона_»... 
     {4} 
Так что Наполеон? 
  
Но вот и войско Бонапарта: 
«Посмотрим мы, какой в вас жар-то!..» 
(Того сражения ландкарта 
В «Войне и мире» есть...) 
_Безухой_, главный член романа, 
Явился в поле утром рано 
И стал смотреть из шарабана: {5} 
Полна французами поляна, 
И всех врагов не счесть... 
  
Под ранним солнцем блещут ружья... 
С _Безухим_ не было оружья. 
Подумал он: «И так ведь дюж я, 
Неустрашим, как слон...» 
Пред ним, как пестрый ряд игрушек, 
Мелькали в поле сотни пушек, 
Палаток множество верхушек: 
В одной палатке, средь подушек, 
Лежал Наполеон. 
  
Нетерпеливость обнаружа, 
Он мыслил: «Русских угощу же!.. 
Лишь только б насморк не был хуже, {6} 
Я тотчас двину рать, 
Мюрата с конницею ходкой, 
И будет мне Москва находкой...» 
И корсиканец этот кроткий 
Себе всю спину жесткой щеткой 
Велел вдруг растирать. {7} 
  
Два дня мы были в перестрелке, 
С врагом играли, как в горелки; 
Стрелки шныряли, словно белки, 
И прятались во рву. 
_Денисов_ так вошел в охоту: 
«О, дайте мне одну лишь роту, 
И всю французскую пехоту 
Я разобью сейчас с налету, 
На части перерву...» {8} 
  
Французский лагерь был в тревоге, 
Что промочил в ненастье ноги, 
Ступивши в лужу на дороге, 
Их «маленький капрал»... 
У нас же в войске - смех и шутки, 
Да раздавались прибаутки: 
«Французы вымокли, как утки, 
И Бонапарт раз двести в сутки 
Чихать от страха стал!..» 
  
На третий день сошлись два стана. 
Раздался грохот барабана... 
Взглянуло солнце из тумана 
На Бородинский бой. 
_Безухой_ был в сраженьи этом 
Одет легко, как будто летом: 
Вооружась одним лорнетом, 
Он любовался, как балетом, 
Военною стрельбой. 
  
Средь пушек, касок, пик, фуражек, 
Блестящих блях, стволов и пряжек: 
«Вот так веселенький пейзажик! - 
Сказал Безухой Пьер. - 
Стрелки французские не метки 
(_Шасспо_ не знали наши предки), 
Но всё ж годятся для виньетки 
В иллюстрированной газетке, 
Хоть в «Искре», например...» {9} 
  
Ну ж был денек!.. В дыму сраженья, 
Конечно, общего движенья, 
Победы или пораженья 
Нам рассмотреть нет сил {10}. 
Война свирепа, как Медуза; 
Ее описывать - обуза, 
И здесь моя робеет муза... 
Лишь видно было, как француза 
_Безухой_ князь душил, 
  
Как, распростертый у лафета, 
Лежал солдат один да где-то, 
На возвышеньи, у пикета, 
Чихал Наполеон... 
Как в бенефис к ногам актера 
Летят букеты для фурора, 
Летели ядра очень скоро, 
Но все кричали вместо «фора» 
«Ура!» со всех сторон. 
  
Так бились, верно, только в Трое. 
Но уцелели в русском строе 
Романа славные герои, 
Не смяли их враги. 
Себя для «_пятой части_» {11} холя, 
Они в Москву вернулись с поля, 
Лишь только князя Анатоля 
Постигла в битве злая доля: 
Лишился он ноги. 
  
Вот смерклось... Тел кровавых груду 
Наполеон встречал повсюду 
И проклинал свою простуду: 
«Мой насморк ввел в беду!» 
Горнисты громко затрубили, 
И - басурманы отступили... 
Так, по сказанью новой были, 
Мы неприятеля разбили 
В двенадцатом году. 
  
Да, были люди в наши годы!.. 
И будут помнить все народы, 
Что от одной дурной погоды, 
Ниспосланной судьбой, 
Пал Бонапарт, не вставши снова, 
И пал от насморка пустого... 
Не будь романа Льва Толстого, 
Мы не судили б так толково 
Про Бородинский бой! 
  
          1868

Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Кто долго так способен был...»
Борис Пастернак
Борис Пастернак «Спекторский»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Пролог»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Спасибо за то, что ты есть...»