Дмитрий Мережковский

Дмитрий Мережковский

Господь, Небесное воинство, потом 
     Мефистофель.  
Три Архангела выступают вперед.  
  
     Рафаил  
Как древле, солнце гимн сливает  
С немолчной музыкой миров  
И громоносный путь свершает,  
И вид его толпе духов  
Дарует силу и смиренье:  
Никто зажечь его не мог.  
Кругом, как в первый день творенья,  
Прекрасно все, что создал Бог.  
  
     Гавриил  
С непостижимой быстротою  
Земля вращается, — и день  
И свет Эдема чередою  
Сменяет грозной ночи тень,  
И море пенится волнами  
И шумно бьется о гранит,  
И море вместе с берегами  
Земля в одном движенье мчит…  
  
     Михаил  
И свищут бури то над степью,  
То над пучиною морской,  
И разрушительною цепью  
Объемлют вечно шар земной.  
В них гром с раскатами глухими,  
В них блеск губительных огней…  
Но, Боже, здесь поем над ними  
Мы тихий свет Твоих лучей.  
  
     Все трое  
Даешь Ты силу и смиренье,  
Тебя никто постичь не мог,  
Кругом, как в первый день творенья,  
Прекрасно все, что создал Бог.  
  
     Мефистофель  
Ты снизошел опять, о Повелитель мой,  
Проведать нас, рабов Твоих покорных.  
Бывало, ты любил поговорить со мной,  
И вот я снова здесь, в кругу Твоих 
     придворных,  
Пускай сочтут они смешным простой язык, 
      
Но все же громких слов не буду тратить 
     даром:  
Я мог бы рассмешить Тебя притворным 
     жаром,  
Когда бы Ты давно смеяться не отвык.  
О солнцах, о мирах я говорить не буду,  
Но вижу я людей, страдающих повсюду.  
Все тот же бедный царь природы, и во 
     всем  
Остался человек таким же чудаком.  
   Ты с ним сыграл плохую шутку:  
   Огонь небес в сердца людей  
Ты заронил, и вот, благодаря рассудку,  
В них больше зверского, чем у самих 
     зверей,  
Подобен человек цикаде (с позволенья  
Его величества употреблю сравненье):  
Пытается лететь и делает прыжок,  
И песенку поет все ту же. Если б мог  
Хоть мирно жить в траве. Но вот беда: с 
     вопросом  
О целях мира в грязь он попадает носом! 
      
  
     Господь  
Ужели ни о чем не можешь говорить  
Ты кроме зла? Ужель с упреками ты снова 
      
Пришел ко мне? Скажи, иль ничего 
     святого  
Нет в мире?  
  
     Мефистофель  
   Хуже мир едва ли может быть:  
Такая скорбь людей гнетет, такие беды,  
Что мне порой их жаль, не хочется 
     победы:  
И без меня их ждет плачевная судьба.  
  
     Господь  
Ты видел Фауста?  
  
     Мефистофель  
     Ученого?  
  
     Господь  
          Раба  
Господня!  
  
     Мефистофель  
   Да. Он раб довольно странный:  
Питается глупец лишь пищей неземной,  
Куда-то рвется вдаль за грезою 
     туманной,  
Свое безумие он сознает порой,  
У неба лучших звезд он требовать 
     дерзает  
И недоступного блаженства у земли…  
      Но все, что близко, что вдали —  
Его измученной души не утоляет.  
  
     Господь  
Пока он служит мне, еще объятый тьмой,  
Но скоро дух его я озарю лучами.  
Так, если деревцо чуть зелено весной,  
      Садовник знает, что с годами  
Оно вознаградит и цветом, и плодами.  
  
     Мефистофель  
   Угодно об заклад побиться?  
Я выиграю вновь, лишь дайте мне вести  
Тихонько Фауста по моему пути.  
  
     Господь  
Я знаю: человек грешит, пока стремится, 
      
Пока он на земле живет, во власть твою  
   Раба Господня отдаю.  
  
     Мефистофель  
Я благодарен вам от всей души, 
     поверьте,  
Я слабость издревле питал не к 
     мертвецам,  
А к тем, кто никогда не думает о 
     смерти,  
И к свежим ямочкам, и к розовым щекам.  
   Нарочно резвых выбираю,  
И с ними весело, как с мышью кот, 
     играю.  
  
     Господь  
     Да будет так.  
Пытайся же затмить сей разум 
     благородный  
     И за собой увлечь во мрак,  
     И овладеть душой свободной! —  
Увидишь со стыдом, что есть в сердцах 
     людей  
Среди неясных дум, порывов и страстей  
Сознанье смутное божественного долга.  
  
     Мефистофель  
   Посмотрим! Ждать придется нам 
     недолго.  
   Уверен я в победе. Об одном  
   Прошу Тебя: великим торжеством  
   Ты не мешай мне вволю наслаждаться.  
Заставлю доктора во прахе пресмыкаться, 
      
Он будет прах глотать, как некогда 
     змея,  
Тысячелетняя прабабушка моя!  
  
     Господь  
Свободен ты во всем, и знай, тебе 
     подобных  
Без гнева слушаю, и Я прощаю смех,  
   Из духов отрицанья злобных  
Мне дух насмешливый враждебен меньше 
     всех.  
Чтоб человек всю жизнь в бездействии не 
     прожил,  
Ты не даешь уснуть ни сердцу, ни уму.  
Я демона послал в товарищи ему,  
Чтоб спящих он будил и звал их, и 
     тревожил.  
   А вы, сыны Господни, в простоте  
Возрадуйтесь живой и вечной красоте,  
И пусть творящая, Неведомая Сила  
Вас цепью нежною любви соединит,  
Чтоб ваша мысль навек, постигнув, 
     укрепила,  
Что в пролетающих видениях сквозит.  
  
(Небо закрывается. Архангелы исчезают.) 
      
  
     Мефистофель  
(один)  
  
Я поболтать люблю порой со Стариком.  
С Ним связи порывать считаю 
     бесполезным.  
И в Нем приятно то, что, будучи царем,  
Он даже с дьяволом умеет быть любезным. 
      
  
          1892

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Не верю в принцесс на горошинах»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Мойдодыр»
Борис Слуцкий
Борис Слуцкий «Бог»
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Колыбельная»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «Дядя Степа»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Вот говорят: Россия...»