Дмитрий Мережковский

Дмитрий Мережковский

Пришел в Эфес однажды Иоанн, 
Спасителя любимый ученик, 
И юношу среди толпы заметил 
Высокого, прекрасного лицом. 
И восхотел души его для Бога, 
И научил, и, в вере утвердив, 
К епископу привел его, и молвил: 
«Меж нами – Бог свидетель: предаю 
Тебе мое возлюбленное чадо, 
Да соблюдешь ты отрока от зла!» 
И град Эфес покинул Иоанн, 
И за море отплыл в другие страны. 
Епископ же, приняв ученика, 
Хранил его и наставлял прилежно, 
Потом крестил. Но отрок впал в соблазн 
И стал к мужам безумным и блудницам 
На вечери роскошные ходить, 
И пил вино. Ночным любодеяньем 
И кражами он совесть омрачил. 
И увлекли его друзья в ущелье 
Окрестных гор, в разбойничий вертеп. 
Грабители вождем его избрали. 
И многие насилья он творил 
И проливал людскую кровь... 
Два года 
С тех пор прошло. И прибыл Иоанн 
Опять в Эфес и молвил пред народом 
Епископу: «О, брат, отдай мне то, 
Что предал я тебе на сохраненье». 
Дивился же епископ и не знал, 
О чем глаголет Иоанн, и думал: 
«О некоем ли золоте меня 
Он испытует?» Видя то, Учитель 
Сказал ему: «Скорее приведи 
Мне юношу того, что на храненье 
Доверил я тебе». И, опустив 
Главу, епископ молвил со слезами: 
«Сей отрок умер». Иоанн спросил: 
«Духовною ли смертью иль телесной?» 
Епископ же в ответ ему: «Духовной: 
К разбойникам на горы он ушел...» 
И в горести воскликнул Иоанн: 
«Но разве я пред Богом не поставил 
Тебя хранителем его души 
И добрым пастырем овцы Христовой?.. 
Коня, скорей коня мне приведи!» 
И на коня он сел, и гнал его, 
И гор достиг, и путника в ущелье 
Разбойники схватили. Он же молвил: 
«К вождю меня ведите». Привели. 
Суровый вождь стоял во всеоружье, 
Склонясь на меч. Но вдруг, когда увидел 
Святителя, грядущего вдали, — 
Затрепетал и бросился бежать 
В смятении пред старцем безоружным. 
Но Господа любимый ученик, 
Исполненный великим состраданьем, 
По терниям, по остриям камней, 
Над пропастью, как за овцою – пастырь, 
За грешником погнался, возопив: 
«Зачем, мое возлюбленное чадо, 
От своего отца бежишь? Молю, 
Остановись и пожалей меня, 
Бездомного и немощного старца! 
Я слаб: тебя догнать я не могу... 
Не бойся: есть надежда на спасенье: 
Я за тебя пред Богом отвечаю... 
О, сын мой милый, верь: меня Спаситель 
Послал тебе прощенье даровать. 
Я пострадаю за тебя: на мне 
Да будет кровь, пролитая тобою, 
И тяжесть всех грехов твоих – на мне». 
Остановился отрок и на землю 
Оружие поверг, и подошел, 
Трепещущий, смиренный, к Иоанну, 
И край его одежд облобызал, 
И, пав к ногам, воскликнул: «Отче!» 
Под ризою десницу от него 
Укрыв: она была еще кровавой. 
Учитель же привел его в Эфес. 
И юноша молитвой и слезами 
Грехи свои омыл, и в оный день, 
Когда пред всем народом в Божьем храме 
К Святым Дарам разбойник приступил, 
Как над овцой любимой «пастырь добрый», 
Над грешником склонился Иоанн; 
И радостью великою сияло 
Лицо его, меж тем как подавал 
Он кровь и плоть Спасителя из чаши, 
И солнца луч обоих озарил — 
И патриарха с чашей золотою, 
И в белых ризах отрока пред ним, 
Как будто бы ученика Христова 
И грешника соединил Господь 
В одной любви, в одном луче небесном. 
  
          1892