Дмитрий Лукьянов

Дмитрий Лукьянов

Июльский зной был зол и ненасытен – 
Почти как ты, 
От лени я насовершал открытий, 
Что 
мухам тесно в душной тени тростника, 
Что 
звенья стрекозы красивы, 
как разливы, 
наверное, бензина, 
Что 
в мягкий ил улёгшийся налим 
сонливо разевает рот 
и отпускает по спиралям пузыри, 
они же – невесомые планеты, 
чудна река – 
там всё наоборот: 
планеты – вакуум, а космос – вещество, 
но что с того? 
Июльский зной умелый инквизитор: 
Тут Бруно бы отрёкся... 
 
А козы – неземные балерины, 
вспорхнули лёгкими ногами 
к белой капусте в синем огороде… 
Что значит – кто-то там земной 
Трещал осокой за спиной – 
 
Так мальчик, что подсматривал за нами, 
смутился, что мы смотрим на него. Я не 
     пойму, 
чей был острее интерес – его к твоей 
     природе? 
быть может, мой к нему? 
 
Ведь в нём, 
мне кажется, я узнаю себя 
он стрелки сжал осоки, 
и пусть ему больнее нагота – 
твоя. 
Зато мгновенье 
материализуется во шрам 
осокой. О, дети так чудесно одиноки, 
И потому у них галактики – в тупой норе 
     крота 
И бабушкой затерянном под шкафчиком 
     напёрстке – 
От одиночества фантазия быстрее, чем 
     стихи. 
(В чьём же доме теперь, 
теперь мой напёрсток?)... 
А кровь… 
а кровь течёт с руки!.. 
И высыхает бурою коростой. 
 
Пласты осоки, словно жалюзи во спальне, 
     – 
глобализация предельно натуральна, 
Как неизбежность осени, 
наверно, так же, 
как плодово-половая зрелость, 
Когда есть всё, что так хотелось, – 
То старость лезет в поры, точно сажа, 
А старость, как и жалость, так приятна… 
 
В сетчатке стрекозы отражены стократно, 
Мы, как в камерах догляда, 
В Ашане или на Лубянке – 
Ты, мальчик, я и на реке рычащий танкер 
Сто раз одно, одно! – Так бесполезно 
     сомневаться: 
Ты, мальчик, я, и на реке рычащий 
     танкер, 
Что берёт досада: 
а так ли мы различны 
во времени, в пространстве, 
во муравьиной пользе для цивилизации, 
То есть во всём, что может разделять? 
Ты, мальчик, я, и на реке рычащий 
     танкер… 
А ветер через волны гонит рябь 
и через волны тянет небо, и ставит небо 
     вертикально, 
и теребит за белые бока 
лишённые пропорций облака – 
в бесцельности пути столь уникальных.


Популярные стихи

Юлия Жадовская
Юлия Жадовская «Ты скоро меня позабудешь...»
Леонид Аронзон
Леонид Аронзон «Всё лицо: лицо – лицо»
Леонид Мартынов
Леонид Мартынов «Человек, которого ударили»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Слово о любви»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Через два года»
Римма Казакова
Римма Казакова «Осень»