Дмитрий Лакербай

Дмитрий Лакербай

Всё выше пена дней, согласней марши 
     ботов, 
Всё героичней эпос и ритуальней миф, 
Всё полоумней сны диванных патриотов… 
Но у меня два деда ТАМ были, чёрт 
     возьми. 
  
Один – суров и прям, 
     рабочий-фрезеровщик. 
А в родословной – шляхта, лицом – 
     аристократ. 
Им было что скрывать с женой, 
     переборовшей 
Кулацкие мечты, где мельницы скрипят. 
  
И мельница ушла в колхоз, ломая крылья… 
Забыть, как делать сыр, не стать 
     врачом, ломить 
На фабрике – всё лучше, чем обернуться 
     пылью… 
Но мир лежит во зле – и зло не 
     прокормить. 
  
Был деду под Москвой на бойню пропуск 
     выдан, 
Где пулемёт-мясник в снегах 
     кромсал-скулил… 
Но сжалилась судьба – вернулся 
     инвалидом 
И, зубы стиснув, жил, меняя костыли. 
  
Не ныл, не обивал пороги, не касался 
Ни наболевших тем, ни запоздалых благ… 
Другой мой дед – абхаз. В Иванове 
     спасался 
от родины: в доносе ворочался ГУЛАГ. 
  
Женился. У жены отец – священник 
     тульский… 
Как, перепрыгнув смерть, прошли в 
     учителя?! 
И ДО войны им жизнь была как зной 
     июльский, 
Где пересохших губ растрескана земля. 
  
И в танке он горел, и с ходу брал 
     мукдены, 
И не пенял стране, зажавшей ордена, – 
Ведь мне для игр хватало, когда орал я: 
     «Деда!» 
И прыгал на него… Но крошится стена, 
  
Гниют деревья, валят другие поколенья 
Свой фарш из мясорубок, своя у всех 
     война. 
Священникова дочь, вдова, за миг до 
     тленья 
Давно погибших братьев шепчет имена… 
  
Давным-давно их нет, землею пыльной 
     ставших, 
И мысль мутит, что ЭТО – СЧАСТЛИВАЯ 
     судьба… 
Пять миллионов прочих – без вести 
     пропавших – 
И вовсе не нашли нигде свои гроба. 
  
А мы, когда дундим в парадные дунделки, 
     – 
Что и кому хотим поведать? Чем горды? 
И, познавая трепет впервые пьяной 
     целки, 
Ликуем отчего среди ночной бурды? 
  
Так мы богатыри? Крылаты и не гадим? 
Наследники героев в профиль и анфас? 
С историей в ладу, мы с ними тоже 
     сладим. 
Они нам всё простят – погибшие за нас. 
Простят спасённый мир, что мы упорно 
     губим, 
Покорность, пофигизм, развал и 
     воровство… 
  
Ну вот, уже до слёз. Мы помним вас и 
     любим! 
У вас ведь тоже нету больше никого… 
  
          2016


Популярные стихи

Сергей Михалков
Сергей Михалков «Андрюшка»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «В чем отказала я тебе»
Анатолий Жигулин
Анатолий Жигулин «Лисёнок»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Телефон»
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Снег подлетает к ночному окну»
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Мой кругозор»