Дмитрий Лакербай

Дмитрий Лакербай

…Когда задерживалось солнце у ворот – 
не зазвенит ли где ледок расколотый? – 
и закупало синеву вперёд 
полупрозрачное берёзовое золото, 
когда весь прочий лиственный народ 
уже ждал в крематориях заката – 
я перекапывал лениво огород, 
возил червей блестящею лопатой. 
  
Ты рядом воду пил из бочки жестяной, 
напрягшись исхудалым старым телом, 
потом лежал, зажмурясь, под стеной 
и, видно, шёл к последним солнечным 
     пределам, 
поскольку, встав, не стал скрести кору, 
лишь раз стрельнул зрачками по двору 
и, подойдя, сказал: 
«Как видишь, я умру». 
Потом, подняв лицо усталой маски: 
«Найдётся для меня немного ласки?» 
  
Что ж, перерыв. Работа тосковала… 
Я скрыл на время земляной вокзал, 
колени отряхнул и взял 
тебя на ручки, как младенца годовалого. 
Вся пламенела неба бирюза. 
Как тени золочёные ничьи, 
струились от берёз воздушные ручьи, 
сквозили зноем раны-рестораны, 
звенели смехом на воде катамараны, 
и даже божий храм, как оживлённый кит, 
бросал серебряные крестики в зенит. 
  
Мы не были друзьями – но котёнком 
ты мною был в лукошке привезён… 
Года гремят пустой водоворонкой, 
а мы влачим один и тот же сон. 
Владея франтовато человечьим 
или кошачьим, целеустремлён 
неисцелимый обитатель речи – 
прыжок на стул, на стол, отцу на плечи, 
на дерево, на небосклон 
сарая – 
о солнцепёк, блаженство, полдень рая! – 
весь день глядишь на плеск и лукоморье, 
шнырянье, хохот, взвизги, паруса… 
Но, как сказал историк, жребий горек. 
И вот вам лучезарных полчаса. 
  
…И я держал тебя в руках, как 
     собственное сердце, 
и говорил как тёплая и маленькая 
     смерть, 
и задыхался, словно с чёрным перцем 
была земля и обжигала твердь, 
слезясь, ходил по небу обжигала, 
переезжали черви без лопат, 
ждал перерыв, работа тосковала, 
сарая угол угловат, 
и я смотрел твоих зрачков нездешние 
     пейзажи 
с водой и лодками, и понимал без сил: 
мы умираем заживо. 
Никто нас не произносил, 
а завернул в тряпицу на морозе, 
когда земля звенела под ногой… 
  
Слабо глядеть в лицо метаморфозе. 
Да и лопаты не было другой. 
  
          2001


Популярные стихи

Владимир Набоков
Владимир Набоков «Живи. Не жалуйся, не числи»
Ион Деген
Ион Деген «Начало»
Римма Казакова
Римма Казакова «Люби меня!»
Вера Инбер
Вера Инбер «Залпы Победы»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «О разлуке»