Дмитрий Гаранин

Дмитрий Гаранин

Четвёртое измерение № 8 (392) от 11 марта 2017 г.

Подборка: Ужас садовника

* * *

 

Растворяя в крови каберне и мерло

Расширяя сознанье до точки отрыва

От всего что знакомо как карта метро

К миру деепричастность узрев и отринув

 

Забрести что ли в глушь заповедных лакун

Где тяжёлые вещи на пушечный выстрел

На краю пустоты пляшет входа лоскут

И невиданный плод созерцания вызрел

 

Мерло

 

Неосушимое мерло,

заблудшей мудрости мерило,

подлей-ка жару озорно,

чтобы сознанье воспарило!

 

Но тело чтоб не умерло

в анестезии без обмана,

когда бутыльное стекло

наполнит вены, как из крана.

 

Окутав красной кисеёй

всех органов хитросплетенье,

бордовым отблеском сияй

в глаза счастливому растенью!

 

Пусть мысли вольные кружат –

птенцы, пробив свои скорлупы,

и отдыхают, не тужа,

всех чувств немеющие щупы.

 

Риоха

 

До последнего вздоха

на невинных опасной тропе

будь же рядом, риоха,

иль напиток, подобный тебе!

 

Приходи, как эпоха,

богом всех, кто не знает вины,

красных вин синекдоха,

что в спасенья резерв внесены!

 

Аналоговый мозг

 

Благозвучия ключи

Истекают устной речью

Но подробность не ищи

В мозге светлом человечьем

Не компьютерный устав –

Там поющих аналогов

Жизни залежи и сплав

Из наитий и итогов

Распускающийся сад

В зацепленье с тем что видим

Мыслью строгой непочат

И за точность не в обиде

Этим копиям ветшать

С передачей по цепочке

Все прыжки и антраша –

В нарушенье полномочий

Грузных битов наливных

Обезжизненных в железе

Ведь скупой порядок их

Обновленью бесполезен

 

* * *

 

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои

Ф. Тютчев

 

Эквивалент резиновой перчатки

с себе подобным знай употреблять

в общении духовном, даже кратком,

и Тютчева молчания печать

нечасто преломляй за разговором –

предпочитает мелочи хлеб-соль.

Раскрылся ты, и демагог матёрый

уж на ковёр зовёт тебя: изволь

своё признать культурное сиротство,

свою ничтожность в мире статус-кво,

что нам для подтверждения даётся,

что, понимая, стоим кой-чего.

 

О, лучше сохраняй незамутнённость,

и только перед чистою душой

ты расцветай, не напрягая совесть

конфликтами, где ты не искушен,

не углубляясь в дебри насаждений

искусственных, всей жути лабиринт,

где человек в рутине каждодневной

вычёркивает время, деловит,

из книги бытия, по левой мозга

сухой рациональной стороне

ползя, как автомат, что кем-то создан

чтоб отслужить своё, потом сгорев.

 

Нет, на другой заветной половине

пребудет твой сохранный дом и сад,

где от забот бессмысленных отлынет

твоя душа, спасённая стократ.

Найдя приют на этом правом стане,

ты пред людьми загадочно молчи.

Здесь без расчёта зреет пониманье

и тихо бьют нетленности ключи.

 

Интроверт

 

Если смотрят прохожие сквозь тебя,

человеки спиной в двух шагах стоят,

на твоё биополе не оборотя

заинтересованный взгляд,

 

значит, ты энергию не отдаёшь

в пространство, как людям подножный корм.

Для её выделения ты негож,

вне социальных и биологических норм,

 

не попадая с собратьями в резонанс,

голосом не прорезая шум,

возникающий в тот самый момент, как раз,

когда слово нацелишь на этот дурдом.

 

В этом случае лучше запал беречь

для сокрытого, внутреннего, труда,

направляя тебе лишь доступную мощь

на то, что не выхлоп, не ерунда.

 

Муса

 

Я – артефакт вашего восприятия.

Не настоящий друг – так, случайный приятель я,

в социум для какой-то цели заброшенный

шпион, а конкретно зачем – запорошено

пургой двадцатого века прошедшего.

Поросли быльём заданий дощечки.

 

А вокруг всё пески и от флагов зелено.

Лоб расшибай, молись для везения.

Не на лесоповал, но отрежут голову

за любовь к ближнему однополую.

Что-то такое было уже похожее.

Может и вспомню, какая работа положена.

 

Замаячит сигнал – отщепенцев на выход построю.

Шагом марш и зовите меня Мусою.

 

Ужас садовника

 

Сорняк – это тот, кто не даст себя затоптать,

искоренить без применения специальных средств.

Парков мемориальных жуть,

в разграфлённость садов вторгшийся тёмный лес,

 

кто отнимет место под солнцем в квадрате своём

у розы и ириса, спящих, себя опылив

перекрёстно, наперекор ветрам

по периметру установив гранит.

 

Если зверь какой чужеродное семя занёс

в нерасчёсанной шерсти, в отпечатках своих копыт,

по недосмотру в ограде проделав лаз –

этот случай прискорбный душу пусть бередит!

 

Если меры не приняты незамедлительно,

через какое-то время задушит садовый строй

колючая дикорастущая братия,

для которой почва культурная – перегной.

 

* * *

 

Мне говорят «Уйди!»,

но я огорчаю людей,

нахально став посреди,

свидетелем кухни всей.

 

Глаза б для приличья прикрыть,

не слышать мышиной возни,

не показывать прыть

в стремленье, куда они..

 

Внимания не привлекать,

стать, как пейзажа деталь,

и всё-таки, вашу мать,

закаляться, как сталь.

 

In Der Ruhe Liegt Die Kraft*

 

Эмоциональная нейтральность

Регулятор выставлен на нуль

Неуравновешенным на зависть

Всем в себе уверенным не столь

Не стабилизированным делом

Не прочерчивающим следа

В небе самолётным следом белым

Не пасущим на земле стада

 

Хорошо стоять на почве твёрдой

Подключённым к жизненной сети

Свой пятак употребленьем стёртый

Вековечной ценностью нести

Нужностью духовно укрепляясь

С нытиками сморщенными врозь

Чувства раздувая жаркий градус

Если в самом деле что стряслось

_____

* В спокойствии сила (немецкая поговорка)

 

* * *

 

Покрасуйся в своём временном окне,

покажи все тебе доступные позы

перед амфитеатром вечности, покоящимся вовне.

Пусть твой голос туда летит maestoso

 

к тем, кто избраны, чтобы не умереть совсем,

в утлый мир ставшим божественного проводниками

на своей, отведённой встарь, полосе,

чьи слова сквозь культурный шум проникают,

 

чьи картины сквозь живописную рябь

не теряют цветов и ясности очертаний,

чей удар за сотни лет не ослаб,

чьи отголоски живущие различают.

 

В этом ответ на вопрос, кто сидит в жюри,

перед кем совершать прыжки по три оборота.

Если в тебе загорелось, пусть ярче горит,

чтобы с самых верхов они разглядели, кто ты.

 

* * *

 

Обживать временной свой отрезок, потом закруглять

его правый зазубренный край, за которым нет света,

там где мозгу не преодолеть коматозную жуть,

в одномерном миру не найдя перед тем поворота.

 

А в зелёном начале по-мудрому не торопить

еле-еле ползущих улиток-часов вереницу,

заполняя каракулями черновую тетрадь,

постепенно течение линий осмыслить стараться.

 

В этом медленном росте к черте наивысшей тянуть,

словно уровень вод, поднимающихся на запруду,

с высоты разглядеть под ногами лежащую нить,

а потом ускоряться вдоль белой стены водопада.

 

* * *

 

Выходи пред небесною силой один-ка!

Грозовеет вокруг, не докликаться ближних.

Наступает развязка шнурков на ботинках.

Разжигают огонь, тот что грешников лижет.

 

Перед судьями скоро предстанешь ты босый

и душой на просвет ослепительно голый.

Ты ответишь за всё, что содеял без спросу,

и опустишь глаза пред журящими долу.

 

Ведь ты не был рабом исключительно божьим,

и своими идеями полнился гордо.

Ты с рабами по жизни ничем не был схожим.

Обходил стороною достойных когорту.

 

И по схемам своим создавал каждодневно

вольной мысли устройства в упорной работе –

в глубине человечества многоколенной

пусть там крутятся дальше на автопилоте.

 

* * *

 

Где время бьёт ключом

Секундные потоки

Несут событий чёлн

В цейтнота шторм жестокий

За горизонт причин

Где сроки прогорели

И не спросить зачем

Там пепел вечность стелет

 

Летний перевал

 

На песчаной полосе

На краю прозрачных вод

Кратковременно присев

Года полный оборот

Изучаю налегке

Уронив заплечный груз

Планов дерзких на песке

Чей эффект пока негуст

 

Пусть же маятника ход

По холодной стороне

Ночью года напролёт

Всё ещё гудит во мне

Но уже замедлен бег

У вершины колеса

Время взвешивать успех

И песочные глаза

На скелеты неудач

Мимоходом наводить

Будь покоен и лежач

Кто не ловит эту нить

 

Скоро вниз за перевал

С ускореньем в новый цикл

Где и чёрт не рассчитал

Но чураться не привык

Логарифмов и корней

Иероглифов густых

Чей чем дальше тем черней

Лес загадочный притих

 

Островитянин

 

По беззаконью дикарей

иль безотчётному наитью

взрастить деревья без корней

в земле возможно, посмотрите!

 

Где плотный воздух напоён

непроходимым ароматом,

ты гол, ты мантии лишён

и бродишь с палкой узловатой.

 

Твоя органика стара.

Чертей зелёных насмотрелся.

Крошится дикая скала,

и в джунгли не проходят рельсы.

 

Сюда не долетел совет.

Путём петляя безнаучья,

дробится мысли бересклет

и нитью тянется паучьей.

 

Из воздуха и только из

него, как солью из раствора,

на лиственной тетради лист

ты жизнь свою наносишь споро.