Дмитрий Гаранин

Дмитрий Гаранин

Четвёртое измерение № 18 (438) от 21 июня 2018 г.

Подборка: Без узды

На выход!

 

Лампочки Ильича

по коридорам безличия,

бог равноправия птичьего,

пересчитай сплеча!

 

Высоковольтный нерв

через горелые пробки

с сотой попытки неловкой

вырви, поднаторев!

 

Видишь – прочь от борьбы

длинным уклоном патовым

праздника-суррогата

пляшущие правы!

 

Влево стекольный бой!

С пролежней вон диванных!

Зри чернокожие страны

за древковой городьбой!

 

Сзади бесцельный тир

в вихрях трухи яичной

смысловым пограничьем

манит – повороти!

 

* * *

 

Колыханье по краям

Наполнение в руках

Эту роскошь не отдам

Эту россыпь россомах

Цвета жгучего крыла

На скаку в гнедую масть

Притяжением влекла

Чтоб в полях твоих пропасть

 

Близость в красном свете губ

Всех скрещений светофор

Проникающе негруб

Где сжимается простор

Где обхват звенит в мозгу

Искр взвевая фейерверк

Что запомнить не могу

Что зажёгся и померк

 

* * *

 

Я сижу тебя жду спокойно

Не спешу пишу апокойну

На бумаге пишу авторучкой

Закорючки выводятся круче

Чем печатать по букве в айПаде

Не найти ничего об осаде

Кандидата на пост президента

Протестующими студентами

Все поломаны стулья и окна

Иммигрантами вымыты плохо

Когда гости гуляют по-хамски

Раздирают стишок мой сиамский

Некрасивый он нужен на кой нам

Знать такую фигню апокойну

 

* * *

 

Эффект сцепленья домино

В зелёные жгуты мажора

Из поля глаз унесено

Упрятано в созвучий горы

Всё перепетое тогда

Когда ещё не на колёсах

И дисков лазерных слюда

Крутила мысли ход белёсый

Сейчас же ленты разворот

На перетяге расстояний

От материнских липких сот

До кораблей на дальнем плане

Проклеен музыкою вёрст

Из незабвенного запаса

Детей благословив на рост

Для пропитанья звуков массу

В прибой бетховенских сонат

Бросая пыль седых обочин

Где цель приближена стократ

И твёрдый ритм не обесточен

 

Казино

 

Очаровательные шулерши

разбрасывают с треском карты.

Своё везенье испытуешь ты,

и свой не чувствуешь угар ты.

 

Столы круглятся красным пластиком.

Скользят напра-налево фишки.

Валет червей ложится в масть или

ты проиграл и будешь нищий.

 

Царит равнораспределение

за вычетом законной доли

дохода в пользу заведения –

процентов десять и не более.

 

* * *

 

E. K.

 

Как туго сжатая пружина,

как бомбы тикающий пульс,

пространство клавиш ты вскружила,

освобождая их от пут

привычных ритмов землемерных,

лишив опоры и корней,

но крылья дав им в плеске нервном,

что притяжения сильней.

 

Как море собирает силы

в удар поднявшейся волны,

ты кульминацию взрастила,

подняв из струнной глубины

биенье сердца, рокот крови

на свет и ветер в буйный бег,

где богу в музыке, как в слове,

бросает вызов человек.

 

* * *

 

От столкновения двух слов

Пошла реакция слияния

Далёких корневых основ

Сцепленья боковыми гранями

Отдельных звеньев той цепи

Что рой словарных радикалов

Восторга чувством окропив

Выстраивает в смыслов шкалы

 

Склеротический сонет

 

Уходит мысль в зияющий простор,

оставив свой источник вдалеке.

Что отразить хотел в своей строке,

всё чаще не пойму с недавних пор.

 

Так непривычен муз немой укор,

и в памяти мелеющей реке

не выудить на тонком волоске

плотвицы рифм, когда-то на подбор...

 

Освободи фантазию, склероз,

и мастерства разбей пустой стеклярус!

Пусть сорный стих растёт, простоволос,

 

не зная правил, лезет в верхний ярус,

где, в детство впав, вовеки не состарюсь,

где всеми позабытое сбылось!

 

* * *

 

В дебрях культуры общения

В душном лесу интересов

Острым до печени зрением

Зрят птеродактили стресса

Мамонтов клацают бивни

Лыко вплетается в строку

Мыши ультимативно

К чести взывают сороку

Впредь до сведения счётов

Не нарушать мораторий

Шапка горелая слёту

Корни пускает на воре

У водопоя в теснотах

Битва идёт роговая

Шкуру содрали с кого-то

И на папирус меняют

Залпом чернила осушат

Перьям сломают суставы

Рьяные мёртвые души

Действуя по уставу

 

* * *

 

Я метареальности парапоэт

Гляжу через впуклую лупу

В культуре моей жутких ящеров след

В карьере уступ за уступом

 

Но пар за щекой агрессивно держу

В ответ болевым аргументам

В перчатках ежовых с друзьями дружу

Спонтанно и одномоментно

 

В стихах уважаю нежданный сумбур

Мне люб вместо музыки дребезг

Вагоновожатый сакральных фигур

Друг всех уходящих на нерест

 

* * *

 

Зреют ямбы под луной

Юркают хореи

Расцветает стих седой

Рифмою новеет

 

Жни духовный этот хлеб

Клавишной косилкой

На мгновенье чтоб ослеп

Книг ценитель пылкий

 

На странице место дай

Истине и бреду

Сахаром в житейский чай

Ложкою к обеду

 

* * *

 

Длится пересменок бытия

Переодеваются артисты

В жизненном театре низших смыслов

Замысел от публики тая

 

Переводятся куда-то стрелки

Амплуа рассеянно тасуя

Режиссёр сюжетную кривую

Подвергает мысленной проверке

 

На сухой остаток поделив

И закоренелые поэты

Не похоже на себя распеты

На другой настроились мотив

 

Мимо башен из слоновой кости

Шествует затворник к новой цели

Хоть когорты сильно поредели

И куда-то целятся в замостье

 

Там один чернеет прагматизм

В вечность вход надёжно заколочен

И несущая способность кочек

Помогает горечь проглотить

 

* * *

 

Клетчатка шахматной доски

Таила бездну вариантов

Извивам мысли вопреки

В спрямленье гранями талантов

Орды летающих слонов

Над побиваемыми скопом

Пересечением без слов

Несли диагональный топот

Как тонкий луковичный слой

Под микроскопом разлинован

Так это поле где собой

Фигуры жертвовать готовы

В метаболизме без прикрас

Всепоглощении расчёта

По наущенью высших каст

Что королям диктуют квоту

 

* * *

 

Как тётке сумасшедшей в манию

Согнув язык даров палатой

До чёрной точки замерзания

Украв просодий гул приватный

Нанизанных на разум колкий

Шашлык на десять оборотов

Кривой прошитое иголкой

Сквозь плотный войлок обормотов

Что топчут валенками всходы

Всей непоэзии на выход

Незрелых чувств живой природы

Что искурив ты дымом пыхал

Пропитанный отравой стиля

Инъекцией по синим венам

Чтоб ямбом голый стих мостили

В журналах толстых незабвенно

 

* * *

 

Е. К.

 

Покажи мне свою пиротехнику

Вспыхни всем переливом огней

Пусть в твоих мегаваттах ослепну я

В темноте чтобы видеть верней

Пусть запомнится глаз твоих зарево

Пусть роится в горелом мозгу

Фейерверк диких звёзд и я царь его

Я заказывать залпы могу

Пусть ударит сквозь нас электричество

Оголённый контакт береги

Под нагрузкой уже закритической

В закольцовке ревущей дуги

Пусть останутся уголья чёрные

Только полный разряд был желан

Пусть пальба стихнет ожесточённая

Затаится на время вулкан

 

* * *

 

К концу все хорошо всё заострись

На конус сам поймёшь нерукотворный

И головокружительная высь

Откроет вид литературы спорной

Где был тише воды ниже травы

Понятен чукче в тундре на оленях

Сходил на зов органики с тропы

Был в джунглях метрополии смиренен

То тем то этим нерукопожат

Как не имущий важного значенья

Вокруг миноискательно кружа

Не вылезая из сгущёнки-тени

Первопечатник слишком многих книг

Чтоб быть прочтённым по диагонали

Сорняк в саду наследников возник

Которого зажмурясь не видали

От чернозёмной почвы далеко

Корней не сыщешь воздухом питался

Лошадка тёмная и бессапожный кот

Для профсоюзного негоден вальса

Но милостью к колоссам исходил

Минутного и местного масштаба

По мере скромных матеревших сил

Бренчал на лире поначалу слабо

И хитроумно схватки избежав

Чтоб никого смертельно не обидеть

Всех референтов с кем не на ножах

Теперь в бинокль орлиный буду видеть

 

* * *

 

От трудов отдыхаю в палате

Растревоженных мер и весов

Транспортир подлетает к кровати

Чтоб умчать в логарифмы лесов

Где свисают с небес корнеплоды

И едва до земли достают

Где часы что не требуют взвода

Мерно время кукуют-куют

 

В лабиринте причин тропы следствий

Отражаясь от стенок кружат

И пугаясь затупленных лезвий

Центры масс голосят на ножах

Жизнь свободного смертого духа

В автономном полёте глаза

Сбросив тяжесть не ведая страха

Проследят от любви до конца

 

* * *

 

Любовь – это начало, смерть – конец.

А всё, что между, можно пропустить,

весь путь в мгновенье проследив, как спец,

событья жизни нанизать на нить

и вывесить сушиться, как грибы,

чтоб ими напитать чужой досуг,

а сам – от алости до синевы –

как мост, зависнуть на опорах двух.

 

* * *

 

Задумайся о чём-нибудь глубоком

в тени под внешним слоем бытия –

матерьях тонких, в чём не видно прока,

в которых вязнет мысли колея

внизу по казематам оснований,

где механизм покоится, замшел,

в ошибках план, добыча прозябанья,

что разгадать мыслитель не сумел,

и ты поймёшь, что нет туда и входа,

быльём всё беспробудно заросло –

как муха в комнате, что где-то видит воду,

ты бьёшься об оконное стекло,

и как-то всё течёт само без плана,

и струи хаоса дробятся без конца...

Куда придёшь, об этом думать рано –

за полосой змеится полоса.

Рябит в глазах. Ты щепкою в потоке

под действием уму неясных сил –

герой случайных взлётов невысоких,

что знаний берег так и не открыл.

 

* * *

 

По правде, я всего лишь текст,

вертящийся на языке у Бога.

Быть может, нолик или крест,

чей смысл определён нестрого.

На карте дырчатой машинный код,

обрывок мысли программиста,

а надо мною правил свод,

деревья вычислений чистых.