Дмитрий Ефанов

Дмитрий Ефанов

Все стихи Дмитрия Ефанова

Геометрии этих мест

 

Свинцом в Фонтанку сорвалась утка.

Пошла на дно? Я одёрну куртки

Холодный ворот: настала Осень, –

Каменоломню канала косит

Строкой дождя. И дрожат местами

Макушки лампочек с проводами.

Желтеет флоры листва – стареет

(Как всё вокруг). А на портупее,

Что крыши натуго затянула,

Заката режутся звёзды. Шкура

Луны поблёскивает сквозь тучу.

И город дремлет в ветрах гремучих.

 

5 / 9 / 12, Петербург

 

Ещё одна осень

 

За ночь зацепившись, макушка дрожит фонаря,

И свет его прям по-пластунски ползёт вдоль дороги,

Да морды берёз здесь качаются, словно пироги,

Отдавшие души волнам.

 

Такая, мне кажется, осень по вкусу скорей,

Её аутсайдерский бег в ленинградской глубинке.

А снег, оборвавшийся сыпью, скребёт по пластинке

Заезженной жизни моей.

 

23 / 10 / 12, Кировск

 

 

Жара

 

Спадёт жара, как платье с твоих плеч.

И в темноте уткнётся осень в лето.

Я не читал, но точно знаю, где-то

О нас с тобою помнили! Сберечь

Твой взгляд сумел в своём. Бросая ввысь

Его, сквозь облака и точно к звёздам,

Я убеждаюсь – так нелепо поздно

Мои мечты обыденно сбылись.

 

Спадёт жара. Найдётся дно, и мы

Туда сползём, прикинувшись планктоном

И будем в безмятежности преклонной

Вести свои раздумья про пути:

Лежит дорога в Вечность не моя,

Моею долей может быть лишь скорость,

С какою капли превращает в морось

Холодный дождь в начале сентября.

 

16 / 7 / 13, Петербург

 

Наб. Фонтанки зимой

 

В каждой волне зима дребезжит в Фонтанке,

Птицы в крутом угаре, вчерашней пьянки

Следствия проживая посредством грязи,

Павшей в речную воду, выводят вязи

Или узоры, линии, паутины.

Падает снег на каменный ряд в низине

И в кирпичах находит своё спасенье –

Это зима подхватывает теченье.

Это храпят все зданья, упершись в улиц

Рамки, несутся мимо авто, лишь куриц

Напоминая – бухтит предвечерний город,

Взглядами фонарей к небесам приколот.

 

26 / 12 / 11, Петербург

 


Поэтическая викторина

Осень. Капитуляция

 

Осень, внезапно встрявшая поперёк

Леса, дорог, болота, не вяжет слог,

Вяжет твоих ресниц обода, лишь пыль

Снега пуская в пляс, свой подбив костыль.

Вяжет рубах сверхдлинные рукава,

Листьев опавших взяв на учёт тома.

Вышла на полустанке – одном из ста, –

И никого не ждёт – жжёт костры одна.

Птиц в небеса воткнувшая косяки,

С красной закончив год (и начав) строки,

Осень, зачем-то взявшая удила,

Будто меняет взгляд и черты лица

На не твои. Меняется всё вокруг

И превосходит сумму моих разлук

Вдвое (а то и втрое), плюс я – не я, –

Звука волной цепляюсь за провода

И ухожу…

 

23 / 11 / 11, Петербург

 

По весне в чётном году

 

Здесь, на Фонтанке, по-прежнему, утки в теме

Осени, но партитуру лажает март.

Если откроешь глаза, то среди растений,

Тут загнивающих мирно, увидишь старт

Жизни. И запахом хмеля вокруг по свету

Тянет проклятое утро, плюс на губах

Имя Твоё, обронённое кем-то где-то

На расстоянии Вечности. Скорый крах

Чувствует лёд, отморозивший дни на речке.

Слева, поодаль, застыл на мосту трамвай.

Боинги птиц ни секунду не ждут осечки

Двигателей и небес загибают край.

 

1 / 3 / 12, Петербург

 

Точки

 

Кажется, в небе звёзды теряют скорость,

И барахлит прокуренное пространство

Комнат, уже привыкших к непостоянству

Наших с тобою дней, плюс колотит морось

В плоскость окна. Напуганная зимою,

Просит впустить, запутаться в разговорах

И потерять себя. Я одёрну штору

Да зачехлю мой мир – он пока тобою

Недопропитан, не доведён до края

(Полуразрушен или завис на старте)…

А города – лишь точки на мятой карте, –

Вены дорог под вой фонарей вскрывают

И продолжают жить!

 

30 / 12 / 11, Кировск – Петербург

 

Фонтанка. Отлив

 

Кажется, воды спускаются глубже, чем 

Было вчера, и темнеют цвета совсем. 

Кажется, будто бы брюхом скребёт о дно 

Катер, нырнувший под мост. И уже давно 

Камни лежат оголённые, ведь отлив! 

В этот раз снег многослоен и молчалив, 

Точно лазутчиком стал, и противник здесь: 

Дышит парами зимы, что из наших мест. 

Мне же своими следами, выходит, рой 

Листьев пристёгнутых к плоскости мостовой 

Нужно давить, и спешить, ведь который год 

Всё – как обычно, и мой заморожен флот, 

Плюс, маршируют над городом, как всегда, 

Небо взбивая, колоннами облака.

 

29 / 11 / 12, Петербург

 

Фонтанке из октября двенадцатого года

 

Вот ты и в белом, и камни опять молчат.

Если прикинуться льдиной, то будешь в теме –

Просто зима наступила (как год назад)

По недоказанной нами пока что лемме.

Листья каштана не тонут, гудит проспект,

Снег барражирует, перегибая грани

Чьей-то картины, что наш сохраняет след,

Как пик высотки монтажник в подъёмном кране.

Всё, как тогда! А ведь даже заплывы птиц

Те же изгибы выводят тех траекторий,

Что позабыла вода! И не слышен свист

Где-то вдали парохода в Балтийском море.

 

31 / 10 / 12, Петербург