Дмитрий Близнюк

Дмитрий Близнюк

ты живёшь во мне. 
и каждое утро подходишь к глазам 
изнутри моей головы, точно к 
     французским окнам – 
чистое литое стекло разлито до самых 
     пят, 
и ты потягиваешься на цыпочках и 
     смотришь 
на едва шевелящийся зеленью водопад 
нового дня, 
оставаясь собою. 
смотришь на знакомо незнакомый мир 
     after-dinosaurs, 
на просыпающийся в сиреневых камушках 
     город... 
я подарил тебе яркую каплю бессмертия, 
впустил тебя хищной неясытью 
в красный лес своего сердца... 
  
когда-то 
я целовал тебя, всасывал сладкий дымок 
из глиняных рожков твоей груди, 
поглощал солоноватую суть 
полупрозрачных ключиц и шеи, 
приминал пальцами муаровое свечение 
на лопатках; 
я осязал твоё сознание – 
точно пушистый одуванчик в руке – 
и оставалось только нежно подуть тебе в 
     глаза, 
чтобы ты распушилась по спальне, 
медленно закружилась тысячей и одной 
ласковой лебяжьей иглой... 
а потом мы засыпали, хрестоматийно 
     обнявшись; 
иногда я вздрагивал в полусне, точно 
     холодильник, 
и ты нежно гладила меня по загривку. 
наша жилистая от множества проводов 
     квартира 
нуждалась в ремонте, словно бедный 
     факир – 
в новой корзине для змей-танцовщиц. 
и не было у нас ни золотых рыб, ни 
     синего моря – 
лишь монументальный вид из окна 
наподобие... (удалено модератором) 
  
я был ребёнком внутри корабля, 
а ты была моим таинственным морем. 
я боролся с дневным светом – лучами 
     твоей свечи. 
никто из нас не хотел уступать, 
никто не хотел сдаваться, 
проигрывать обжигающей темноте, 
разрастающейся между нами. 
я шептал «выкл», 
но твоя любовь мягко сияла. 
ты исподволь становилась частью меня, 
победоносно вкладывалась в мой мозг, 
как лезвие – в перочинный нож. 
как ребро, переросшее Адама... 
  
любимая, 
я стал заложником полезных привычек, 
меня с годами поражает вселенский 
     голод: 
все, кого я запоминаю, становятся мною. 
вот так мы находим продолжение души 
в бесценном камушке, найденном на 
     берегу моря, 
в женщине, идее, дереве на горе, 
в теореме, триреме, тереме, 
в деревенской глуши, в дебрях науки, 
в бессмертных, мерцающих садах 
     искусства, 
в крохотной тёплой ладошке внука... 
держи меня, соломинка, держи...


Популярные стихи

Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Ты большая в любви...»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 19. Отдых Теркина»
Осип Мандельштам
Осип Мандельштам «Антология античной глупости»
Кайсын Кулиев
Кайсын Кулиев «Белизна зимней ночи»
Алексей Прасолов
Алексей Прасолов «Когда несказанное дышит»