Дмитрий Адамидов

Дмитрий Адамидов

Сим-Сим № 17 (17) от 17 октября 2006 г.

Подборка: Ловец снов

Посещение Мэри Попинс

г. Санкт-Петербурга

 

Ты видел её? Нет,

Скорее услышал

Знакомое слово –

Гипербореи

 

Мне кажется, это

Какой-нибудь ветер,

Что сносит печали

Туда, к океану,

Лишь соль на губах

Оставляя

 

Немного, как видишь,

Я знаю о ветре

 

Но в этот же день –

Серый день полнолунья

(Навряд ли бывает,

Но, впрочем, оставим)

 

Я видел – она

На зонте прилетела

Немного растерянной…

Не ожидала

 

Скорее всего,

Что её так закружит

Астреево племя

И бросит сюда к нам

На Марсово поле

 

Лениво и чуть

Грациозно спустилась,

Присев в реверансе,

При встрече с землею

 

Она, не запачкав

Вечерних нарядов,

Исчезла в толпе

Возле Летнего сада…

 

Такие дела. Жаль,

Что ты не заметил

Печального лика

И гордой осанки

 

А ветер – ну что ж,

Он всегда надувает

С залива сомненья

Печать или радость

 

Такой уж тут климат

(Москва отдыхает)… 

 

Лётчик

 

Куда пропал?

Да не было в живых

В. Вишневский

 

– Куда летим?

 

– Куда-нибудь туда,

Где смолкнет гром

Трескучих одиночеств,

Что город заполняет

Навсегда…

 

Над полем ты чуть-чуть

К земле прижмись,

Чтоб рассмотреть,

Какие там ромашки.

Наверно, жёлтые…

 

– Смотри не заглядись…

 

– Над лесом

Поднимись, наоборот,

Чтоб ясно чувствовать

Пьянящий запах хвои

Крапивы и, конечно, зверобоя.

Да что с тобой?

 

– Сам чёрт не разберет.

Вот домик тут

Какой-то на холме,

Вот виден чей-то сад, за ним – ворота,

И речка вытекает из болота

 

– Летим… темнеет… очень неохота

Вновь совершать посадку при луне.

 

– Тот домик посетить я был бы рад,

Хозяйку повидать, мы б спели вместе…

Боюсь лишь, огорчит ее известье,

Что умер я уж девять лун назад…

 

– Летим…

 

– Летим. Навстречу тем краям,

Где ведьмы между облаков рыдают,

Где леший клюкву с анашой мешает,

Где счёт теряется ночам и дням.

 

Ловец снов

 

Поймал сон –

Тёплый,

Как южная ночь,

И светлый,

Как полярная.

Наверное, твой…

Заходи.

Очень скучаю.

Даже во сне… 

 

Садко

 

Что я видел? Да что угодно –

Сотни жутких тварей подводных,

Водяных, засохших над златом,

Рыб паренье в безлунную ночь,

 

И ещё толстозадых русалок,

Что насилуют мореходов,

Утонувших и с солнца восходом

Уплывающих, булькая, прочь.

 

Что так долго? Да сам не знаю –

Спал на водорослях, проклиная

Дикий шторм, что вмиг долетает

Аж до самых укромных глубин.

 

Этот сон мог бы быть и вечным,

Если б мне не попался навстречу

Старый карп, – укусив за предплечье,

Разбудил: – Парень, ты не один!

 

Что пришёл? – Посмотреть захотелось,

Как на небо солнце взлетело,

И такого ли облако цвета,

Каким кажется из-под воды.

 

Я принёс немного жемчужин

И еще осьминогов на ужин.

Открывай, – я немного простужен,

И не дуйся из-за ерунды.

 

Спящая царевна

 

Не будите сонну царевну –

Ей сейчас попугай приснится,

На зеленом снеге сидящий,

Весь покрытый пёстрой листвой.

 

Дальтонизм ни при чем здесь,

А также не Морфея это проказы.

Просто сон раз в году случился,

Хочешь – падай, не хочешь – стой.

 

Сей чудесный сон беспечальный,

В нём волшебно плачет валторна,

Летний дождь серебром искрится,

На траве хрустальна роса…

 

Смелый, благородный мой рыцарь,

Не целуй, – куда торопиться?

Никуда не денут полцарства…

Подожди хотя б полчаса.

 

Если бы не бледная немощь,

Я бы сам целовал, уж поверь мне,

И не в губы ­– везде, где придется.

Стон стоял бы с ранней весны.

 

Но я дух, я бесплотен и жалок,

Надо мною природа смеётся,

И всё, что мне ещё удаётся –

Тайно видеть чужие сны.

 

Зимние сны и Золотая Орда

 

Витязи бродят, гремя сапогами

По ламинату. Замёрзли дома.

Конница скачет. Воздвиженка взята.

Дальше Арбат. А старуха зима

 

В силе ещё. Миражи навевает.

И мостовую метёт бородой.

Красный петух в пол-окна освещает

Чёрную лаву Орды Золотой…

 

Я встрепенулся: вот сон беспокойный,

Ты в нём сейчас пронеслась на коне,

Но обернувшись у колокольни,

Вдруг улыбнулась. А мне? Иль не мне?

 

Признание

 

Что изменилось с твоим появлением?

Только одно.

Раньше сдохнуть просто не было времени,

А теперь стало незачем.

Вот и всё. 

 

Обличение красавиц

 

Всё ни к чему,

никогда никаких не бывает

рослых красавцев

с цветами у врат городских.

М. Щербаков

Больше скажу – никогда

Никаких не бывает красавиц,

Чтоб не намотаны нервы,

Не порвано сердце на части,

Не склеены ласты мазутом

И чтоб не напрасно всё было

(уж если и было чего).

Только однажды под вечер,

Как злое солнце покинет

Небо и жечь перестанет

Лысину мне (а что делать?

Ведь лишь тебе оно радо:

Ласково греет колени,

Словно целуя с утра).

Станет понятно, что легче

Встать у ворот безнадёжно,

Чем, сохраняя приличья,

Между тоской и гордыней

Мрачно водить хороводы

(Пусть даже и не красавец,

Да и не рослый совсем)  

 

Размышления у почты

 

В этом городе есть угол,

Где в любви тебе не клялся.

Даже два – один у цирка,

Второй, кажется, у почты.

Там я не стоял убитый

И коварством поражённый.

Там я не кричал проклятья,

Не молил о состраданье.

Там всегда я был спокоен:

Раз – у цирка, два – у почты.

Был ли третий? Это вряд ли.

Был у почты неприступен

Я не ждал звонка, не грезил

О случайной нашей встрече.

Был у цирка апатичен

И рассматривал медведя

Или, там, слона, не помню…

В остальном – да все как прежде.

Цирк уехал. Надоело

Дураком стоять у почты,

Ковырять в носу лорнетом.

Всё брожу. Средь улиц тесно,

Средь полей – одна простуда

От весны ли запоздалой

Или это просто сердце?

 

Трамвай

 

когда тут ещё ходил трамвай,

однажды ночью я шёл по рельсам,

чтобы не заблудиться

и вдруг увидел,

как ты сидела на пустой остановке

и курила.

я подошёл и сказал:

послушай, я не видел никого прекраснее.

я люблю тебя. ты ответила:

не стоит, я всё равно скоро умру.

но вышло так, что я умер раньше.

а потом разобрали трамвайные пути

и остановку тоже.

и я не знаю, что с тобою теперь.

но когда над землей мало облаков,

я всегда вглядываюсь

туда, где раньше ходили трамваи.

и иногда мне кажется,

что кто-то

стоит там, на том самом месте,

как будто на остановке,

или ловит машину,

почему-то

не поднимая при этом руки.

 

Время

 

Время течёт неровно.

Без тебя слишком медленно,

С тобой – слишком быстро.

Без тебя я только и делаю,

Что подбираю упавшие слова.

Чаще всего бессмысленные.

Чаще всего – некоторым образом в рифму.

Немного похожи на стихи,

Но это не-стихи

Если бы, прочтя их, ты ощутила,

Что время перестаёт торопиться

И течёт так, как нужно,

Тогда… тогда их можно было бы считать

Настоящими стихами.

А так…