Денис Колчин

Денис Колчин

Сим-Сим № 11 (215) от 11 апреля 2012 г.

Подборка: Репортёрское

* * *

 

Жена сказала, чёрный цвет ей не идёт. Вот.

А я уже назвался военкором,

хотя у нас, на Сортировке, нищеброд –

любой из тех, кто изучает горы.

 

Тёмно-каштановый жене идёт вполне.

Благодаря любви, кропаю дома

аналитические тексты о войне

в горах Итумкалинского района.

 

Наследственное

 

В Гражданскую мой прапрадед в Красной армии служил.

Занимался партизанскими/контрпартизанскими операциями.

Вся Западная Сибирь знала его отвязный стиль –

начиная, доводил до конца в любой кризисной ситуации.

 

Понятно, почему и от кого это у меня –

интерес к действиям разных повстанцев и охотников за повстанцами.

Повёрнут, в общем, на теме. Причём, давно и весьма:

«зелёные береты», дагестанские племена, 

маоисты, родезийский спецназ, группы «маков» Северной Франции…

 

* * *

 

Кинофильм «Город Бога» на любителя:

бразильские дети гасят бразильских детей,

«трава» уходит в течение нескольких дней,

часть выручки – копам-осведомителям…

 

Разумеется, Рио – нечто большее,

а не только центр южноамериканского крошева.

 

* * *

 

Пишется «в Екатеринбурге», слышится «вьекатеринбурге».

Я продолжаю: «вье» – «Вьетнам», «Вьетминь», «Вьетконг»…

«конг» это почти «Конго» (сломан второй слог).

«онго» напомнило «Анголу». «гол» – «Голани», «Голаны»… «Гурки!»

 

В общем,

с помощью созвучных слогов, а также полуслогов, понятно:

город имеет два или три потайных

уровня, на которых – словари войны.

Туда попадёшь, и уже никогда не захочешь обратно.

 

* * *

 

Благодаря исламской архитектуре переключаюсь.

Медная мечеть, мечеть «Фабр», Пермская соборная мечеть

позволяют забыть о том, что на свете есть «мерченариес»,

войны, кокаиновый трафик…Хочется, конечно же, успеть

осмотреть многочисленные уральские, не уральские

комплексы…Лично запечатлеть «Гуфран», «Кул Шариф», «Абдуль Самад».

Вот фотопамять будет – купола, интерьеры, краски,

двери, минареты…Никаких картелей, «вендетт», засад.

 

В простом жанре

           

Ветер весенний. Трамвая нету.

Виталя достаёт сигарету,

закуривает. Уточняет план –

завтра на рассвете рейс в Дагестан.

 

Там разобраться во всём на месте:

как часто гробят из чувства мести,

как часто уходят вести джихад

и где шариат – обычный расклад.

 

Ветер весенний. Трамвая нету.

Виталя докурил сигарету,

ругнулся. Ещё раз прикинул план:

«Завтра на рассвете рейс в Дагестан…».

 

* * *

 

Господин адвокат держит в машине пистолет-пулемёт «Кедр».

По-другому у нас в городе, разумеется, невозможно

заниматься юридической особой практикой. Например,

интересами политиков, полицейских, персон вельможных,

криминальные связи которых порой дают о себе знать.

А точнее – специфические нюансы этих контактов.

Скажем, когда, подойдя после процесса к машине, пулю – хрясть! –

получаешь из винтовки «Винторез» киллера-лейтенанта.

 

* * *

 

«Кул Шариф» – казанская мечеть:

белый корпус, купол голубой,

бело-голубые минареты.

 

Ледяная Волга леденеть

остаётся плавной полосой,

слоем ледяным, подлёдной Летой.

 

Екатеринбург-2031

 

Наш мегаполис – приграничный:

свой Иностранный легион;

естественно, микрорайон

любой почти моноэтнично

живёт: уральские славяне,

китайцы, тюрки, в основном...

Наш мегаполис – полигон

культур со всеми их словами.

 

* * *

 

Виталя посетил Кавказ –

заснял предгорья, блокпосты,

аулы, горы, перевалы…

Когда вернулся, показал

всё то, о чем я траливалил,

всё то, что представлял не раз.

 

* * *

 

Моросит, моросит, моросит, моросит, моросит

за окном уралмашевским осень гриппозная.

На столе фотоснимки разбитого Грозного.

Я сижу за столом, наблюдаю обветренный вид

застекольный. А вроде бы, понизу лёгкий сквозняк

и не исключено возникновение насморка.

Дождь, усилившись, портит видимость наскоро,

проявляя разрушенный город, разорванный парк.

 

Репортёрское

 

Точно высадка на Тараве,

или на пляже «Омаха»,

или на пристани Сталинграда...

Правда, психику не поправить

после такого отдыха

от надоевших сюжетов...Ладно...

 

* * *

 

Чай «Акбар», чайные ложки

«Тет». Возникает лёгкая оторопь...

 

Вроде живёшь, круть-верть, словно ротор... Хоп! –

и уж точно не понарошку, –

чай «Акбар», чайные ложки

«Тет» или ещё что-нибудь на тему

война всегда с тобой. И твой системник

внутренний снова зависает немножко.