Демьян Бедный

Демьян Бедный

Взращенный деревенским полем,  
Обкочевавший все большие города,  
Куда его гнала не роскошь, а нужда,  
Он прозывается не Жаном и не Полем, 
    А попросту — «товарищ борода».  
Ему уж сорок два, немалые года.  
Он закалил свой ум и волю в тяжкой 
     школе 
Мучительной борьбы и черного труда, 
                «Товарищ борода».  
    Десяток лет батрацкого скитанья  
По экономиям помещиков былых, —  
Другой десяток лет голодного мотанья  
Ремонтной клячею средь гула, грохотанья 
      
Бегущих поездов и треска шпал гнилых, — 
      
Хватанье за букварь, а после — за 
     листовки, 
            «Тюремный курс» за 
     забастовки,  
            «Февральский» натиск на 
     царя,  
Потом Октябрь, потом — как не считал 
     мозолей,  
Так не считал и ран — защита Октября  
От барских выродков, от Жанов и от 
     Полей  
И прочей сволочи, грозившей нам 
     неволей,  
Победно кончилась кровавая страда.  
Мы обратилися к хозяйственным основам.  
Но где же он теперь, «товарищ борода»?  
Усталый инвалид, не годный никуда?  
Нет, он — силач, ведет борьбу на фронте 
      
«Усталость? Чепуха! Живем в такой 
     момент!» 
            Он нынче «вузовец», 
     студент. 
Штурмует знание. Такие ли препоны  
Брать приходилося? А это что! Да-ешь!!  
Он твердый коммунист. Такого не 
     собьешь.  
«Пускай там, кто сплошал, разводит 
     вавилоны  
О страшных трудностях при нашей нищете  
И не рассеянной в два счета темноте. 
            Да мы-то — те или не те?  
Какой там пессимизм? Какие там уклоны?  
Понятно, трудности. Нашли скулить о 
     чем!  
Да новое — гляди! — повсюду бьет 
     ключом. 
            За гуж взялись-то миллионы! 
      
Народец жилистый. Взять нас, студентов. 
     Во! 
            Не из дворян, не из 
     дворянок.  
Студенческий паек известен: на него  
Не разгуляешься. Да нам не до гулянок!» 
      
Разметил все свои часы — какой куда —  
                «Товарищ борода».  
    Он времени без толку не растратит,  
Свой труд — и нынешний и будущий — 
     ценя.  
«Как выучусь, других учить начну. Меня 
        Годков еще на двадцать хватит.  
Ведь замечтаешься: работа какова! 
        Откроюсь — что уж за секреты! — 
      
Когда-то, засучив по локти рукава,  
Случалось убирать господские... 
     клозеты.  
А нынче — разница! Сравни-ко: тьма и 
     свет!  
Да ежели бы мне не то что двадцать лет, 
        А жить осталось месяц, сутки, 
        Не опустил бы рук я, нет!  
Работе отдал бы последние минутки!..  
Я...» —  
        Тут, как девушка, зардевшись от 
     стыда,  
Он вдруг забормотал, «товарищ борода»: 
«Учебник я уже... того... Мое 
     творенье... 
        Послал в Москву на одобренье... 
      
Волнуюсь очень... Жду ученого суда...» 
  
Вниманью молодых товарищей-поэтов, 
Что ищут мировых — сверхмировых! — 
     сюжетов, 
Друг другу темами в глаза пуская пыль. 
        Вот вам бесхитростная быль.  
Коль ничего она не скажет вашей братье, 
        Пустое ваше всё занятье! 
        Спуститесь, милые, туда,  
Где подлинный герой — такой простой и 
     скромный —  
        Свершает подвиг свой огромный,  
Советский богатырь, «товарищ борода». 
  
          1926


Популярные стихи

Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Душа под счастьем спит»
Андрей Вознесенский
Андрей Вознесенский «Роща»
Вячеслав Богданов
Вячеслав Богданов «На Бородинском поле»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Газетная»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Разные натуры»
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Бернард пишет Эстер»