Демьян Бедный

Демьян Бедный

Мой стол — вот весь мой наркомат.  
Я — не присяжный дипломат,  
Я — не ответственный политик,  
Я — не философ-аналитик.  
И с той и с этой стороны  
Мои познания равны.  
Чему равны — иное дело,  
Но мной желанье овладело:  
Склонясь к бумажному листу,  
Поговорить начистоту  
О том, о чем молчат обычно  
Иль пишут этак «заковычно»,  
        Дипломатично,  
        Политично, 
Владея тонким ремеслом  
Не называть осла ослом  
И дурачиной дурачину,  
А величать его по чину  
И выражать в конце письма  
Надежды мирные весьма.  
Я фельетон пишу — не ноту.  
Поэт, как там ни толковать,  
Я мог бы всё ж претендовать  
На «поэтическую» льготу:  
Поэт — известно-де давно —  
Из трезвых трезвый, всё равно,  
В тисках казенного пакета  
Всегда собьется с этикета  
И даст фантазии простор, —  
Неоспорима-де примета:  
Нет без фантазии поэта.  
Так утверждалось до сих пор.  
Вступать на эту тему в спор  
Нет у меня большой охоты  
(Спор далеко б меня завлек).  
Таков уж стиль моей работы:  
Я не стремлюсь добиться льготы  
Под этот старый векселек.  
Но к озорству меня, не скрою,  
Влечет несказанно порою,  
Поговорить на «свой» манер  
О... Розенберге, например. 
Вот фантазер фашистской марки!  
Пусть с ним сравнится кто другой,  
Когда, «соседке дорогой»  
Суля «восточные подарки»,  
Он сочиняет без помарки: 
  
«Я докажу вам в двух строках...  
Подарки вот... почти в руках...  
Вот это — нам, вот это — Польше...  
Коль мало вам, берите больше...  
Вести ль нам спор о пустяках?  
Не то что, скажем, половину —  
Всю забирайте Украину.  
А мы Прибалтикой парад  
Промаршируем в Ленинград,  
Плацдарм устроив эйн-цвей-дрейно  
От Ленинграда и до Рейна. 
Мы, так сказать, за рыбный лов,  
Араки, скажем так, а раки...  
Ну мало ль есть еще голов,  
Антисоветской ждущих драки  
На всем двойном материке!  
Я докажу в одной строке...» 
  
Состряпав из Европ и Азии,  
Невероятный винегрет,  
Фашистский выявил полпред  
(Полпред для всяческих «оказий»)  
Вид политических фантазий,  
Переходящих в дикий бред.  
То, что «у всякого барона  
Своя фантазия», увы,  
Не миновало головы  
Сверхфантазера и патрона  
Фашистских горе-молодцов,  
И Розенберг в конце концов  
С неподражаемым экстазом  
Пленяет, стряпая статью,  
Соседку милую свою  
Чужого бреда пересказом.  
Придет — она не за горой —  
Пора, когда советский строй,  
Преодолевши — вражьи козни,  
Сменив истории рычаг,  
Последний сокрушит очаг  
Национальной лютой розни, —  
Не за горою та пора,  
Когда по школам детвора,  
Слив голоса в волне эфирной,  
Петь будет гимны всеземной,  
Всечеловечески родной, 
Единой родине — всемирной, —  
Когда из книжечки любой,  
Как факт понятный сам собой  
Из первой строчки предисловия,  
Узнает розовый юнец,  
Что мир покончил наконец  
С периодом средневековья,  
Что рухнула, прогнив дотла,  
Его отравленная масса  
И что фашистскою была  
Его последняя гримаса. 
  
Фашизм не пробует юлить  
И заявляет откровенно,  
Что он готовится свалить,  
Поработить и разделить  
Страну Советов непременно.  
Бред?.. Мы должны иметь в виду:  
Фашисты бредят — не в бреду,  
Не средь друзей пододеяльных,  
Патологически-скандальных,  
Нет, наяву, а не во сне  
Они готовятся к войне,  
Ища союзников реальных,  
Точа вполне реальный нож,  
Нож для спины реальной тож.  
Одно лишь в толк им не дается,  
Что им, затейщикам войны,  
В бою вот этой-то спины  
Никак увидеть не придется, —  
Что на любом мы рубеже  
И день и ночь настороже  
И, чтоб не знать в борьбе урону,  
Так понимаем оборону: 
Обороняться — не трубить, 
Не хвастаться, не петушиться, 
Обороняться — значит бить, 
Так бить, чтоб с корнем истребить 
Тех, кто напасть на нас решится, 
Тех, кто, заранее деля 
Заводы наши и поля, 
Залить их мыслит нашей кровью, 
Тех, кто в борьбе с советской новью 
Захочет преградить ей путь, 
Чтоб мир, весь мир, опять вернуть 
К звериному средневековью 
И путь к культуре — отрубить. 
  
Обороняться — значит бить! 
И мы — в ответ на вражьи ковы, —  
Не скрою, к этому готовы! 
  
          1935


Популярные стихи

Саша Чёрный
Саша Чёрный «Недоразумение»
Расул Гамзатов
Расул Гамзатов «Разговор»
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Ты умело сбиваешь спесь»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Весенние строчки»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Завидую, кто быстро пишет...»