Демьян Бедный

Демьян Бедный

Склонясь к бумажному листу, 
Я — на посту. 
У самой вражье-идейной границы, 
Где высятся грозно бойницы 
И неприступные пролетарские стены, 
Я — часовой, ожидающий смены. 
Дослуживая мой срок боевой, 
Я — часовой. 
И только. 
Я никогда не был чванным нисколько. 
Заявляю прямо и раз навсегда 
Без ломания 
И без брюзжания: 
Весь я — производное труда 
И прилежания. 
Никаких особых даров. 
Работал вовсю, пока был здоров. 
Нынче не то здоровье, 
Не то полнокровье. 
Старость не за горой. 
Водопад мой играет последнею пеною. 
Я — не вождь, не «герой». 
Но хочется так мне порой 
Поговорить с молодою сменою. 
Не ворчать, 
Не поучать, 
Не сокрушенно головою качать, 
Не журить по-старчески всех оголтело. 
Это — последнее дело. 
Противно даже думать об этом. 
Я буду доволен вполне, 
Если мой разговор будет ясным ответом 
На потоки вопросов, обращенных ко мне: 
«Как писателем стать?» 
«Как вы стали поэтом? 
Поделитеся вашим секретом!» 
«Посылаю вам два стихотворения 
И басню «Свинья и чужой огород». 
Жду вашего одобрения 
Или — наоборот». 
Не раз я пытался делать усилие —  
На все письма давать непременно ответ. 
Но писем подобных такое обилие, 
Что сил моих нет, 
Да, сил моих нет 
Все стихи разобрать, все таланты 
     увидеть 
И так отвечать, чтоб никого не обидеть, 
Никакой нет возможности 
При всей моей осторожности. 
После ответного иного письма 
Бывал я обруган весьма и весьма. 
Человек, величавший меня поэтом, 
У меня с почтеньем искавший суда, 
Обидясь на суд, крыл меня же ответом: 
«Сам ты, дьявол, не гож никуда! 
Твое суждение глупо и вздорно!» 
Благодарю покорно! 
Я честным судом человека уважил 
И — себе неприятеля нажил. 
Вот почему нынче сотни пакетов 
Лежат у меня без ответов.. 
Лечить стихотворно-болезненный зуд... 
Нет, к этим делам больше я не 
     причастен. 
А затем... Может быть, и взаправду мой 
     суд 
Однобок и излишне пристрастен. 
И сейчас я тоже никого не лечу, 
Я только хочу 
В разговоре моем стихотворном 
Поговорить о главном, бесспорном, 
Без чего нет успеха ни в чем и нигде, 
О писательском — в частности — тяжком и 
     черном, 
  
Напряженно-упорном,  
Непрерывном труде. 
  
Вот о чем у нас нынче — так и прежде 
     бывало! —  
Говорят и пишут до ужаса мало. 
Убрали мы к дьяволу, скажем, Парнас, 
Ушли от превыспренних прежних 
     сравнений, 
Но всё же доселе, как нужно, у нас 
Не развенчан собой ослепленный, 
Самовлюбленный, 
Писательский неврастенический «гений». 
«Гений!» — это порожденье глупцов 
И коварных льстецов, 
Это первопричина больных самомнений 
И печальных концов. 
Подчеркиваю вторично 
И категорично, 
Чтоб сильней доказать мою тезу: 
Не лез я в «гении» сам и не лезу, —  
Я знаю, какие мне скромные средства 
Природой отпущены с детства. 
Но при этаких средствах — поистине 
     скромных —  
Результатов порой достигал я огромных. 
Достигал не всегда: 
Писал я неровно. 
Но я в цель иногда 
Попадал безусловно. 
Врагов мои песни весьма беспокоили, 
Причиняли порой им не мало вреда, 
Но эти удачи обычно мне стоили 
Большого труда, 
Очень, очень большого труда 
И обильного пота: 
Работа всегда есть работа. 
Зачем я стал бы это скрывать, 
Кого надувать? 
Перед кем гениальничать, 
Зарываться, скандальничать? 
Образ был бы не в точности верен —  
Сравнить себя с трудолюбивой пчелой, 
Но я все же скрывать не намерен, 
Что я очень гордился б такой похвалой. 
И к тому разговор мой весь клонится: 
Глуп, кто шумно за дутою славою 
     гонится, 
Кто кривляется и ломается, 
В манифестах кичливых несет дребедень, 
А делом не занимается 
Каждый день, 
Каждый день, 
Каждый день! 
  
Гений, подлинный гений, бесспорный,  
Если он не работник упорный,  
Сколько б он ни шумел, свою славу 
     трубя,  
Есть только лишь дробь самого себя.  
Кто хочет и мудро писать и напевно,  
Тот чеканит свой стиль ежедневно. 
  
«Лишь тот достоин жизни и свободы,  
Кто ежедневно с бою их берет!  
Всю жизнь в борьбе суровой, 
     непрерывной,  
Дитя, и муж, и старец пусть идет». 
  
                                     
     Гете. «Фауст» 
  
Мы все в своем деле — солдаты, 
Залог чьих побед — в непрерывной 
     борьбе. 
Творец приведенной выше цитаты 
Сам сказал о себе:


Популярные стихи

Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «У меня от хамства нет защиты»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Не бейте детей!»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Неразделённая любовь»
Борис Пастернак
Борис Пастернак «Бессонница»
Анатолий Жигулин
Анатолий Жигулин «О Родина!»