Давид Самойлов

Давид Самойлов

Г.М. 
  
	I 
  
Когда-нибудь и мы расскажем, 
Как мы живем иным пейзажем, 
Где море озаряет нас, 
Где пишет на песке, как гений, 
Волна следы своих волнений 
И вдруг стирает, осердясь. 
  
	II 
  
Красота пустынной рощи 
И ноябрьский слабый свет - 
Ничего на свете проще 
И мучительнее нет. 
  
Так недвижны, углублённы 
Среди этой немоты 
Сосен грубые колонны, 
Вязов нежные персты. 
  
Но под ветром встрепенется 
Нетекучая вода... 
Скоро время распадется 
На сейчас и «никогда». 
  
	III 
  
Круг любви распался вдруг. 
День какой-то полупьяный. 
У рябины окаянной 
Покраснели кисти рук. 
  
Не маши мне, не маши, 
Окаянная рябина, 
Мне на свете все едино, 
Коль распался круг души. 
  
	IV 
  
И жалко всех и вся. И жалко 
Закушенного полушалка, 
Когда одна, вдоль дюн, бегом - 
Душа - несчастная гречанка... 
А перед ней взлетает чайка. 
И больше никого кругом. 
  
	V 
  
Здесь великие сны не снятся, 
А в ночном сознанье теснятся 
Лица полузабытых людей - 
Прежних ненавистей и любвей. 
Но томителен сон про обманы, 
Он болит, как старые раны, 
От него проснуться нельзя. 
А проснешься - еще больнее, 
Словно слышал зов Лорелеи 
И навек распалась стезя. 
  
	VI 
  
Деревья прянули от моря, 
Как я хочу бежать от горя - 
Хочу бежать, но не могу, 
Ведь корни держат на бегу. 
  
	VII 
  
Когда замрут на зиму 
Растения в садах, 
То невообразимо, 
Что превратишься в прах. 
  
Ведь можно жить при снеге, 
При холоде зимы. 
Как голые побеги, 
Лишь замираем мы. 
  
И очень долго снится - 
Не годы, а века - 
Морозная ресница 
И юная щека. 
  
	VIII 
  
Как эти дали хороши! 
Залива снежная излука. 
Какая холодность души 
К тому, что не любовь и мука! 
  
О, как я мог так низко пасть, 
Чтобы забыть о милосердье!.. 
Какое равнодушье к смерти 
И утомительная страсть! 
  
	IX 
  
Любить не умею. 
Любить не желаю. 
Я глохну, немею 
И зренье теряю. 
И жизнью своею 
Уже не играю. 
Любить не умею - 
И я умираю. 
  
	Х 
  
Пройти вдоль нашего квартала, 
Где из тяжелого металла 
Излиты снежные кусты, 
Как при рождественском гаданье, 
Зачем печаль? Зачем страданье, 
Когда так много красоты? 
Но внешний мир - он так же хрупок, 
Как мир души. И стоит лишь 
Невольный совершить проступок: 
Задел - и ветку оголишь. 
  
	XI 
  
В Пярну легкие снега. 
Так свободно и счастливо! 
Ни одна еще нога 
Не ступала вдоль залива. 
  
Быстрый лыжник пробежит 
Синей вспышкою мгновенной. 
А у моря снег лежит 
Свежим берегом вселенной. 
  
	XII 
  
Когда тайком колдует плоть, 
Поэзия - служанка праха. 
Не может стих перебороть 
Тщеславья, зависти и страха. 
  
Но чистой высоты ума 
Достичь нам тоже невозможно. 
И все тревожит. Все тревожно. 
Дождь. Ветер. Запах моря. Тьма. 
  
	XIII 
  
Утраченное мне дороже, 
Чем обретенное. Оно 
Так безмятежно, так погоже, 
Но прожитому не равно. 
Хотел мне дать забвенье Боже, 
И дал мне чувство рубежа 
Преодоленного. Но все же 
Томится и болит душа. 
  
	XIV 
  
Вдруг март на берегу залива. 
Стал постепенно таять снег. 
И то, что было несчастливо, 
Приобрело иной разбег. 
  
О, этот месяц непогожий! 
О, эти сумрачные дни! 
Я в ожидании... О Боже, 
Спаси меня и сохрани... 
  
	XV 
  
Расположенье на листе 
Печальной строчки стихотворной. 
И слезы на твоем лице, 
Как на иконе чудотворной. 
И не умею передать 
То, что со мною происходит: 
Вдруг горний свет в меня нисходит, 
Вдруг покидает благодать. 
  
	XVI 
  
Чет или нечет? 
Вьюга ночная. 
Музыка лечит. 
Шуберт. Восьмая. 
  
Правда ль, нелепый 
Маленький Шуберт, 
Музыка - лекарь? 
Музыка губит. 
  
Снежная скатерть. 
Мука без края. 
Музыка насмерть. 
Вьюга ночная.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Эхо любви»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Последний тост»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Порой по улице бредешь...»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Доброта»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Ожидание»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Руки мамы»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Женщина, которая летала»