Дана Курская

Дана Курская

Город Челябинск. Начало марта. Вечер. 
     Центральный рынок. 
Светит разбитый фонарь, тишина за 
     закрытым складом. 
Я торопливо бегу домой от подруги 
     Марины. Марины 
Кошкиной. Живущей в соседнем районе, 
     но, в общем, рядом. 
Длина же отрезка пути оценивалась по 
     сигаретам, 
Чей запах обязан был разветриться по 
     дороге, 
Длина зависела от скорости шага и, 
     конечно, 
от частоты звонков моей мамы: «Ну где 
     ты, где ты?» 
Четвёртый контрольный звонок означает, 
     что путь будет пройден спешно. 
Нельзя ведь идти ровным шагом, раз мама 
     уже в тревоге. 
И вот я иду по оттаивающему асфальту, 
И вот я иду и вдыхаю холодный воздух, 
В котором вполне ощущается привкус 
     чего-то такого, 
Такого, что март в предвкушенье весны 
     уже дерзостно создал. 
И звук моих быстрых шагов пролетает над 
     спящим рынком, 
И я торопливо иду в темноте, напевая 
     фразы 
Из песен, которые мы полчаса лишь назад 
     с дорогой Маринкой 
Слушали на кассете. Шевчук, Бутусов... 
Мы отличались, впрочем, нездешним 
     вкусом, 
В плане стихов и музыки. Слушали, 
     обсуждали, 
Что завтра снова придётся сидеть за 
     проклятой партой, 
Что надо в комнате предкам назло 
     переклеить обои, 
Что жизнь проходит, что (боже!) начало 
     марта, 
Что Паша Марков, конечно, станет моей 
     Судьбою. 
Стандартный вечер. Стандартное 
     возвращенье 
Домой. Чтоб мама вся изворчалась, 
Что шляюсь я чёрт-те где, не учитывая 
     погоды, 
Что другой бы ребенок давно попросил 
     прощенья, 
Что дед и бабуля звонили и волновались, 
Что там, где встречается Кошкина, сразу 
     случаются беды. 
Что надо перезвонить 
Деду. 
Он был ещё жив в те годы. 
«И перед сном голову хоть помой!» 
А я вспоминаю, как я бежала домой. 
  
...Подумаешь, – вечер, пустующий рынок, 
     начало марта – такая малость. 
Но мне очень важно, чтоб это вращалось 
     в движении кадра. 
И вот я пишу, чтобы именно это осталось 
     – 
Я шла мимо рынка в дырявых кроссовках в 
     начале марта! 
Я шла и мечтала, чтоб с Пашею всё 
     получилось, 
Я шла и хотела у Кошкиной клеить обои. 
И может быть, именно это и пел 
     «Наутилус», 
И может быть, именно это возьму я с 
     собою. 
  
Чтобы навечно остаться. Врезаться как 
     печать. 
Чтобы шаги над рынком 
продолжали звучать.


Популярные стихи

Борис Пастернак
Борис Пастернак «Счастье»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Чудачка»
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «Бабушка и внучек»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «А мне приснился сон...»