Борис Юдин

Борис Юдин

Новый Монтень № 7 (535) от 1 марта 2021 г.

Дамские сказки

Старая сказка

 

Обещает чёрт-те что кукушка.

Ведьма вяжет новую метлу.

На болоте мается лягушка:

Ждёт в веках летящую стрелу.

 

Отвернётся мордочкою к ивам,

Чтобы горечи не показать.

Трудно быть зелёной и красивой –

Это – не сказать, не рассказать.

 

За ночь станет мокрою подушка,

И шалит за окнами рассвет.

И живёт, и мается лягушка

Тысячи тягуче-долгих лет.

 

И мечтает о заветной встрече,

Усмиряя ожиданья дрожь.

– Где же ты живёшь, Иван-царевич?

Что, дурак, за счастьем не идёшь?

 

Ну, а он, кося подбитым глазом,

Плутоватый и с утра хмельной

Плачет о своей золотоглазой

За столом заплёванной пивной.

 

Пахнет ночь сосною и фиалкой.

Сом плеснул водою ледяной.

И царевне грустно: жаль русалку,

Что трепал за косы водяной.

 

 

Нищий король

 

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король. Но он был король не этого государства, а приезжий из чужого. Поэтому он никому не рассказывал, что он король, а жил скромненько в своей двушке на окраине. И был этот король совершенно нищим. То есть у него ничего не было, кроме этой двушки в хрущёвском доме. Ни машины у него не было, ни дачи, ни акций Газпрома.

Раз в месяц получал он перевод из своего королевства. Но это была весьма скромная сумма. Поэтому и называлось: «Пенсия».

А король и этим деньгам был рад. На еду, одежду и оплату коммунальных услуг хватало, а больше ему ничего не надо было. Такой уж был этот король. Со странностями, мягко говоря.

Вот однажды пошёл король Вася... Да! Я забыл сказать, что короля этого звали Василий 25-й. Но он любил, когда его Васей звали.

Так вот. Пошёл Вася на концерт в филармонию. Там как раз Брамса играли...

Теперь вы понимаете, что крыша у этого короля Васи была на боку. Потому что он не в ночной клуб пошёл, а в филармонию.

Но это к слову. Я не доктор и диагнозы ставить королям – это не мой хлеб.

Короче, вошёл король Вася в зал согласно купленному билету и видит, что, кроме него, в зале только одна девушка сидит. Вася тогда обнаглел и сел рядом. Так и познакомились.

Познакомились и стали вместе по городу ходить. То туда ходят, то сюда. И что интересно, этот процесс им обоим нравится. Девушка Маша, – а её, оказывается, Машей звали, – стихи вслух читает, а король Вася слушает и хвалит.

Так вот они гуляли, гуляли, а потом Вася признался.

– А я король, – говорит, – Провинциального королевства.

– И далеко это королевство? – спрашивает девушка Маша.

– Очень, – говорит Вася.

– Дальше Сибири? – удивляется Маша.

– Намного, – загордился король Вася.

– Тогда ты должен на мне жениться, как честный человек, – потребовала девушка Маша.

– Хоть сейчас! – обрадовался король Вася. – Но сначала мы должны проверить наши чувства. Я уйду на войну, а Вы будете меня ждать.

(Он был король, поэтому называл всех на «Вы». Даже бродячих собак).

– Ах! – вскрикнула Маша и потеряла сознание.

А когда очнулась, то Васи уже рядом не было.

Потому что король Вася был в военкомате.

– Хочу на войну! – сказал он военкому.

– Я что, тебе войну рожу, что ли? – почесал подбородок военком. – Нет у нас сегодня боевых действий. Но если охота родине служить, то что-нибудь придумаем. Но имей ввиду насчёт инфляции.

А потом посмотрел Васин паспорт и разочаровался:

– В таком возрасте мы не призываем. Иди-ка ты куда попало.

Вася и пошёл.

И шёл он по этому адресу пять лет и четыре дня. А когда пришёл, то увидел, что зря ноги мозолил. Там не то чтобы войны, а вообще ничего не было.

Что тут делать будешь? Повернул Вася и пошёл обратно.

И шёл он домой целую неделю.

А когда пришёл, то увидел, что девушка Маша вышла замуж и даже двойню успела народить.

Тогда король Вася пошёл на почту, получил перевод из своего королевства, купил гитару и начал у Маши под окнами ходить. Причём ночами. Ходит и про любовь поёт противным голосом.

Одну ночь пел, другую... А потом вышел Машин муж и намял Васе бока, несмотря на королевское происхождение.

И так крепко намял, что у короля Васи вся любовь прошла, как не бывала.

Пошёл Вася в свою двушку и зажил там бобылём.

И даже по филармониям перестал ходить, чтобы не знакомиться с кем не надо.

 

 

Свеча

 

Жила-была свеча по имени Света. Она была стройной и белокожей. Красавица, что уж говорить. И мечтала эта Света о настоящей пламенной любви. Но на неё никто и внимания не обращал. Да и кто на тебя обратит внимание, когда ты живёшь в буфетном ящике и света белого не видишь?

– Забудь ты эти свои глупые мечты, – ворчали ложки. – Ты думаешь, что, когда тебя облизывают, то это приятно?

– Брось дурное, – советовал нож.

У него был стальной характер, и он любил резать правду-матку.

– Вот, посмотри на нас с вилкой. Вроде бы идеальная пара. А на самом деле то сходимся, то расходимся.

– Ничего-то вы не понимаете, – говорила свеча Света. – Найти свою любовь – это такое счастье. Ах! Я просто сгораю от нетерпения.

И вот однажды в канун Нового года девушка Катя, жившая в этой квартире, открыла буфет и достала свечу.

– У нас будет ужин при свечах! – сказала Катя.

Её родители как раз отправились встречать Новый год к друзьям, и Катя ждала в гости однокурсника Мишу. Она так мечтала, что Миша наконец-то признается ей в любви. А ведь Новый год – это самое подходящее время для признаний.

– Ах, наконец-то я вышла в свет! – обрадовалась свеча Света. – И это тот самый случай, когда можно себя показать.

И тут она увидела подсвечник.

– Боже мой! – восхитилась Света. – Какой блестящий кавалер! Я буквально таю от восторга.

– Только спокойно, мадмуазель, – сказал подсвечник. – Я вижу, что мы идеально подходим друг другу. И будем прекрасной парой. Но не надо горячиться раньше времени.

И подсвечник крепко сжал свечу Свету в своих объятиях.

А тем временем Катя накрывала на стол.

– Поднимите меня скорее! – кричал нож, упавший на пол. – Поднимите, а не то придёт мужчина.

И мужчина Миша в самом деле пришёл. И сразу же сказал Кате о любви и сделал ей предложение.

И они открыли шампанское.

– Ах, как романтично! – сказала свеча Света. – Я соединилась с любимым, и у нас музыка, фрукты и шампанское!

И она вспыхнула от счастья.

И тут появился Новый год.

– Ну, что тут будешь делать? – сказал он. – Хочешь-не хочешь, а придётся исполнять их желания.

 

– Ты смотри, любимый! – сказала Катя утром. – Я забыла вчера загасить свечку, а она за ночь нисколько не сгорела. Просто чудо какое-то. Пусть это будет символ нашей любви.

И она задула свечу Свету, и поставила её вместе с подсвечником на буфет.

– Что ж? – проворчал подсвечник. – Видимо, придётся забыть о былых подружках. От судьбы никуда не денешься.

И ещё крепче обнял свечу Свету.

И все в этом доме были счастливы.

Только забытый с вечера на столе салат оливье прокисал со смеху. Он был уверен: чем богаче внутреннее содержание, тем больше шансов, что тебя съедят.

 

 

Про даму, любившую мариновать

 

Вот жила-была одна дама. И было у этой дамочки хобби. А если сказать по-русски, непреодолимая страсть. Она любила мариновать.

Она любила мариновать всё что попало, потому что звали эту даму Марина.

Сами подумайте, чем может ещё заниматься дама с таким именем?

Так вот.

Эта самая Марина мариновала всё что можно и что нельзя. Она замариновала все овощи, фрукты и грибы в округе. И даже на работе умудрялась мариновать входящие и исходящие. Она бы и начальника своего замариновала, но он был толстый и не влазил в банку.

Весь дом у этой дамы был заставлен банками с маринадами, но ей было мало.

И как-то осенью эта дама замариновала все листья с деревьев. Получилось очень красиво.  И она была счастлива. И ходила такой счастливой до самого Нового года.

И за несколько часов до полуночи ушла в гости к друзьям, чтобы весело встретить наступающий праздник.

Ушла, а двери закрыть забыла.

И только она села в такси, как в дом зашёл наглый бродячий кот.

– Ну-ну, – сказал этот кот. – Посмотрим сейчас, чем тут кормят.

Потом он прыгнул на полку и сбросил банку с маринованными листьями на пол.

Банка разбилась, и листья вылетели разноцветными бабочками. И уселись на ветви деревьев. Вышло очень красиво, но коту было не до красоты. Он сбрасывал на пол банку за банкой, ища подходящую еду.

Вскоре все деревья украсились помидорами, персиками, огурцами и прочей вкуснятиной.

Но горожане этого не заметили, потому что сидели за праздничными столами и ждали поздравление Президента.

А пока они этого ждали с полными бокалами в руках, из часов на городской площади выглянул Новый год, огляделся и сказал:

– Ух ты, какая красотища! Зачем я буду приходить в этот город, если здесь и в Старом году полная икебана с выполнением желаний.

И он ушёл в другие места, которые были не настолько красивы.

И тут же время остановилось. И вместо речи Президента по телевизору стали показывать сериал «С лёгким паром».

И никто этого опять же не заметил. Кроме умного кота, который пошёл по квартирам и ел со столов всё, что ему нравилось.

А потом он налопался так, что вырос больше тигра. А когда вырос, то взлетел на небо и занял место Большой Медведицы.

Правда, когда он взлетал, то пробил небо. В эту дыру подул сильный ветер и пообрывал с деревьев все вкусные украшения.

– Ах ты, ёлки-палки! – сказал Новый год, выглянув из часов. – Не так уж тут и хорошо, как казалось.

Сказал так и пришёл в город. И всё стало как прежде. Президент двинул речь, люди выпили, закусили и пожелали друг-другу исполнения желаний.

Но желание исполнилось только у кота, который поблёскивал на небе загадочными звёздами.

А дама Марина, придя домой, погоревала-погоревала и начала всё мариновать снова.

Такой уж у неё был характер.

 

 

Фея

 

Жила-была одна фея. И звали её Фаина. Она жила в двухкомнатной квартирке на окраине Москвы. И никого из близких у неё не было. Только рыжий кот Василий. Он был очень хозяйственный, хорошо готовил и следил за порядком. И, конечно же, была у этой феи волшебная палочка. Поэтому она могла выполнять желания. Но с одним условием – если исполнялось чужое желание, то на лице феи появлялась морщинка. А если своё, то морщинка исчезала.

Эта фея жила очень давно. И так получилось, что за всё это время она исполняла только чужие желания, потому что у неё было доброе сердце. Поэтому всё её лицо было в морщинках.

 

Так вот и жила она, зная: как только на её лице появится последняя морщинка, то наступит время ухода в другой мир.

И вот в канун Нового года посмотрела фея Фаина в зеркало и увидела, что на лице осталось место только для одной морщинки.

– Ну нет! – сказала фея коту Василию. – Настало время и о себе позаботиться. Интересно, какое у меня желание?

– Пылесос новый надо, – подсказал Василий. – А то замучился со старым.

И он стал накрывать на стол.

А фея начала придумывать себе желание. И почти придумала, но раздался дверной звонок, и фея позабыла придуманное.

А дверной звонок раздался, потому что пришла соседская девушка Даша.

– Фаина Петровна! – сказала Даша. – Можно я у Вас посижу. А то мой жених Серёжа не приехал. Обещал, что встретим Новый год вместе, и не приехал.

И Даша села на диван и заплакала. Она так горько рыдала, что наплакала целую лужу.

– Ишь мокроту навела! – посетовал кот Василий. Принёс тряпку и вытер лужу.

А потом похвастался:

– Пирог испёк по старинному рецепту. Принесу – пальчики оближете.

И пошёл за пирогом на кухню.

А фея Фаина посмотрела на часы и вздохнула:

– Ничего не могу с собой поделать. Так девочка плачет, что сердце разрывается.

И взмахнула волшебной палочкой.

И тут же в дверь позвонили. Это был Серёжа с цветами и тортом в руках.

– Прости, любимая, – сказал он Даше. – Сумасшедшие пробки, а мой телефон как на грех сломался. Я чуть с ума не сошёл, когда приехал, а ты не открываешь. Хорошо, что сосед подсказал, куда ты пошла.

Даша сразу прекратила плакать и счастливая пошла к себе, чтобы встретить с женихом Серёжей Новый год.

А фея Фаина позвала кота и сказала:

– А нам с тобой, Вася, тоже пора уходить.

Кот Василий хотел возразить, но часы пробили двенадцать, и пришёл Новый год.

– Вкусный пирог, – сказал он, отщипнув кусочек. – Но то, что происходит в этом доме – несправедливо. Это надо исправить.

И тут же фея Фаина стала прекрасной и молодой. А кот Василий так и остался котом.

На следующий день Фаина сказала соседям, что она старушкина внучка и что бабушка уехала погостить к друзьям.

И жизнь пошла совсем хорошая.

Даша и Серёжа поженились, и у них родилась девочка.

Иногда, уходя на дискотеку, они просят фею Фаину присмотреть за ребёнком, и та с радостью соглашается.

Нянчит, конечно, кот Василий. И он очень этим доволен. Потому что может петь песни сколько захочет.

 

 

Писатель

 

Вот один мужик как-то проснулся, кофейку выпил… Тут надо сказать, что этот мужик не хухры-мухры был, а с образованием. Поэтому его вместо благородного пива по утрам на кофей тянуло.

Так вот. Пьёт этот мужик свой поганый напиток, курит сигаретку и чует, как в груди у него поёт и рождаются рифмованные строки:

– Как в такое утро…

И так далее. Не то чтобы я их не помню, а повторять не хочу.

А нужно сказать, что тяга к безобразиям появилась у этого мужика ещё в молодости, когда он сочинил частушку про институтское начальство. Он тогда хоть молодой был, но умный. Написал эту частушку на бумажке и наклеил на стенку. Типа прокламация. И что вы думаете? С рук ему это хулиганство сошло. Не поймали.

А потом жизнь закрутила, понесла, и стало ему не до стихов с намёками.

Крутила эта суровая жизнь нашего мужика, и так, и этак поворачивала, а потом раз – и пенсия ему вышла.

Первое время он к этой пенсии привыкал, а как привык, так и на поэзию потянуло.

И начал этот мужик стихи писать. Начал – и буквально за неделю сочинил целых несколько штук.

Сочинить-то он их сочинил, но вот горе – печатать никто не хочет.

Даже в местной газете морды воротили, потому что каждое третье слово в мужиковых стихах было матерное.

– Я пишу для народа понятным народу языком, – объяснял он своей жене. – Мои произведения подлинно народные, поэтому как творец я обречён на непонимание власть имущих.

Вот и начал этот мужик свою учёную голову ломать и придумывать как сделать, чтобы его жгучее слово дошло до людей. Думал, думал и придумал. Взял фломастер, пошёл на вокзал в общественную уборную и написал на стене короткий, язвительный стих, бичующий ворюг-демократов.

После этого в жизни и творчестве мужика появился смысл.

Он каждый божий день ранней ранью объезжал городские уборные и оставлял там на стенках свои великие строки.

– Вот это и есть настоящая культурно-просветительская работа, – хвастался он жене. – Это тот случай, когда человек, отправляя свои физиологические потребности, одновременно приобщается к высокому.

Всё это было хорошо и воодушевляло. Плохо было то, что в городе общественных уборных было всего-ничего. Тогда он начал посещать уборные в учреждениях и ресторанах.

Но и этого казалось мужику мало.

И он нашёл выход: стал ходить в женские туалеты.

Надо же было и баб приобщать и просвещать. Они же тоже, типа, друзья человека.

И всё было хорошо у этого мужика и складывалось счастливо. Но халява, братцы, вечной не бывает. Вот как-то забежал наш мужик в женскую уборную на рынке. То ли он торопился, то ли уже обнаглел до беспредела, но не заметил бабу, что сидела над очком в позе клуши. И только мужик начал на стенке свои художества изображать, как баба дикий крик подняла с воплями.

– Спасите, – кричит, – от извращенца с письменным прибором!  

Тут другие бабы сразу толпой набежали и давай мужика метелить. Били чем попало за всю свою нескладную жизнь, несчастную любовь и материальное положение.

Вот вышел наш мужик из больницы, выпил свой кофей утречком и видит, что Муза его собрала шмотки и ушла, не попрощавшись. И так ушла, коварная зараза, что мужик не смог не то чтобы розу с коровой срифмовать, но даже не мог ничего вспомнить из уже сочинённого.

А что делать? Жить-то надо. Вот теперь сидит этот мужик на диване целый день, глядит в одну точку и непрерывно жрёт. И, что интересно, при этом чувствует себя неплохо.

 

 

 

Иллюстрации:

инсталляция Натальи Шайн-Ткаченко «Портрет художника»

и работы автора сказок.