Борис Корнилов

Борис Корнилов

За кормою вода густая — 
солона она, зелена, 
неожиданно вырастая, 
на дыбы поднялась она, 
и, качаясь, идут валы 
от Баку до Махачкалы. 
  
Мы теперь не поём, не спорим, 
мы водою увлечены — 
ходят волны Каспийским морем 
небывалой величины. 
  
А потом — 
затихают воды — 
ночь каспийская, 
мёртвая зыбь; 
знаменуя красу природы, 
звёзды высыпали 
как сыпь; 
от Махачкалы 
до Баку 
луны плавают на боку. 
  
Я стою себе, успокоясь, 
я насмешливо щурю глаз — 
мне Каспийское море по пояс, 
нипочём… 
Уверяю вас. 
  
Нас не так на земле качало, нас 
мотало кругом во мгле — 
качка в море берёт начало, 
а бесчинствуют на земле. 
  
Нас качало в казачьих седлах, 
только стыла по жилам кровь, 
мы любили девчонок подлых — 
нас укачивала любовь. 
  
Водка, что ли, ещё? 
И водка — 
спирт горячий, 
зелёный, злой,— 
нас качало в пирушках вот как — 
с боку на бок 
и с ног долой… 
  
Только звёзды летят картечью, 
говорят мне: 
«Иди, усни…» 
Дом, качаясь, идет навстречу, 
сам качаешься, чёрт возьми… 
  
Стынет соль 
девятого пота 
на протравленной коже спины, 
и качает меня работа 
лучше спирта 
и лучше войны. 
  
Что мне море? 
Какое дело 
мне до этой зелёной беды? 
Соль тяжёлого, сбитого тела 
солонее морской воды. 
  
Что мне (спрашиваю я), если 
наши зубы, 
как пена, белы — 
и качаются наши песни 
от Баку 
до Махачкалы. 
  
          1930


Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Родная деревня»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я принял решение»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Да, умру я!»
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Велосипедные прогулки»
Юрий Воронов
Юрий Воронов «Память»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 10. О потере»