Белла Ахмадулина

Белла Ахмадулина

Вот не такой, как двадцать лет назад, 
а тот же день. Он мною в половине 
покинут был, и сумерки на сад 
тогда не пали и падут лишь ныне. 
  
Барометр, своим умом дошед 
до истины, что жарко, тем же делом 
и мненьем занят. И оса - дюшес 
когтит и гложет ненасытным телом. 
  
Я узнаю пейзаж и натюрморт. 
И тот же некто около почтамта 
до сей поры конверт не надорвет, 
страшась, что весть окажется печальна. 
  
Всё та же в море бледность пустоты. 
Купальщик, тем же опаленный светом, 
переступает моря и строфы 
туманный край, став мокрым и воспетым. 
  
Соединились море и пловец, 
кефаль и чайка, ржавый мёд и жало. 
И у меня своя здесь жертва есть: 
вот след в песке - здесь девочка 
     бежала. 
  
Я помню - ту, имевшую в виду 
писать в тетрадь до сини 
     предрассветной. 
Я медленно навстречу ей иду - 
на двадцать лет красивей и 
     предсмертней. 
  
- Всё пишешь,- я с усмешкой говорю. 
Брось, отступись от рокового дела. 
Как я жалею молодость твою. 
И как нелепо ты, дитя, одета. 
  
Как тщетно всё, чего ты ждешь теперь. 
Всё будет: книги, и любовь, и слава. 
Но страшен мне канун твоих потерь. 
Молчи. Я знаю. Я имею право. 
  
И ты надменна к прочим людям. Ты 
не можешь знать того, что знаю ныне: 
в чудовищных веригах немоты 
оплачешь ты свою вину пред ними. 
  
Беги не бед - сохранности от бед. 
Страшись тщеты смертельного излишка. 
Ты что-то важно говоришь в ответ, 
но мне - тебя, тебе - меня не слышно. 
  
          1977

Популярные стихи

Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Нельзя за любовь - любое...»
Юрий Воронов
Юрий Воронов «31 декабря 1941 года»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Гостья»
Ольга Берггольц
Ольга Берггольц «Февральский дневник»