Артур Арапов

Артур Арапов

Четвёртое измерение № 24 (120) от 21 августа 2009 г.

Подборка: Приют виртуальных снов

* * *
 

Если б я был воробьём,
Я бы ввек не ведал горя!
В синем небе, на просторе,
Я б себе построил дом!
И, покинув мир сует,
Славно б жил за облаками –

За незримыми мирами
Средь невиданных планет!

Если б я был воробьём,
Мне бы жить была охота:
С выси вольного полёта
Я б махнул на всё крылом!
И умчался бы вослед
За таинственной звездою,
Чтобы встретится с мечтою,
И постичь её секрет!

Если б я был воробьём –

Не дворнягою бескрылой –

Я б нашёл дорогу к милой,
И летали б мы вдвоём!
И не знали б нужд и бед,
Песни пели бы созвучно:
Вместе не было б нам скучно,
Там, где вечно светит свет!
 

Ноябрь 1994

 

О Будущем (Дню Победы)

 

«Товарищ старший лейтенант,
Не отправляйте в медсанбат!
Пусть я контужен, всё равно я роте нужен!
Там, в будущем когда-нибудь,
Ещё успеем отдохнуть,
Когда почувствуем, что враг обезоружен».

Мне командир кивнул в ответ
И дал мне пару сигарет.
Но докурить я не успел – опять атака.
Там, в будущем, известный факт –

Не будет никаких атак,
И не посмеет лаять ни одна собака!

Там, в будущем, другой порой,
У всех всё будет под рукой:
Дом, телефон, а, может, даже и машина...
Ну, а пока мы в бой идём
Под шквально-проливным огнём.
За нашу Родину! За мать, жену и сына!

За Ленинград! За Сталинград!
...а «тигры» прут, как на парад.
И я подумал: «Хрен тебе, а не парады!
Там, в будущем, – пройдёт война –
Запомнят наши имена!»
И сполз под танк с противотанковой гранатой.

Я показал кулак врагу,
Зубами выдернул чеку,
Закрыл глаза...

                    Мгновенье вытянулось в вечность.

Такое в век бывает раз:
Граната не разорвалась.
Зачем о будущем мечтал я так беспечно?!

Мне бы хотя б один патрон –

Я бы ушёл из жизни вон!
Нет, я живым не сдамся в плен!

Погибну в драке!

Да кто-то сзади от души
Меня прикладом приложил,
Упал лицом я в чернозём.

                    Очнулся – лагерь...

Там пять эсэсовских юнцов
Мне долго правили лицо.
И издевался лагерфюрер толстобрюхий:
Так тявкал – брызгала слюна,
Да я не слышал ни хрена:
После контузии оглох на оба уха.

Прости меня, моя семья,
Но не сумел сдержаться я,
Взял, да и плюнул в это рыло поросячье!
Тогда он «люгер» свой достал...
И снова в памяти провал,
В котором – дом, жена,

                     сынишка в люльке плачет...
 

Потом куда-то повели.
А снег бомбёжкой всё валил.
Но, крася путь от ног босых кровавым следом,
Я верил: Гитлеру – капут!
Там, в будущем… уже живут!
О нас поют!

                    И празднуют Победу!

 

Апрель–май 2009

 

* * *
 

И пришла зима в белом платьице.
И легла она наземь стылую.
А теперь по ней сани катятся.
Полосят вовсю её, милую.

Сел на платье белое чёрный грач,
Будто клякса каплею на тетрадь.
Не печалься, милая, и не плачь.
На печаль слезу свою зря не трать.

Разлеглась на травах, пушистая.
Рукавами рек подпоясалась.
И была нетронуто-чистая.
Да сама, оттаяв, измазалась.

Но придёт! Придёт твой жених – Мороз.
И укроет белым тебя шарфом.
Ты поймёшь, что плакала не всерьёз.
А печаль твоя – просто снежный ком.

Улыбайся, милая! Не смотри,
Что краса твоя не совсем бела.
Всей душою Бога благодари –

Да за все благие его дела!
 

28 октября 2007

 

* * *

 

Пять миллиардов лет прошло,
С тех пор, когда мы были пылью,
Когда ещё мы не делили
День с ночью – на добро и зло.

Меж звёзд скитались и росли –

Комком без шерсти и без мяса,
Энергетическою массой
Перерастая в горсть Земли.

Пять миллиардов лет назад
Всё было истинно-едино:
И небо, и вода, и глина.
И тьма и свет, и рай и ад.

…Пять миллиардов лет тому,
Как мы ещё не знали фактов –

Войн, катастроф, стихий, терактов –

И то, что, судя по всему,

Из всех известных нам планет
Лишь на одной Земле жить можно!
Но и на ней нет жизни тоже,
Поскольку пониманья нет.

Эх… как же взять, да и прозреть,
В миг, сконцентрировав сознанье?
Ведь наша жизнь – как наказанье,
Пока нам Суть не одолеть.
 

Декабрь 2008

 

* * *

 

Туман сменил пейзаж ночной,
А я всю ночь прождал рассвета.
Зачем мы ссоримся с весной?
И покидаем наше лето?
И уезжаем – кто куда,
Покуда сердце не застынет,
А там лишь злая мерзлота,
И бесконечные пустыни…

Хватит ворочаться,
Скоро закончится
Лютая эта беда.
Переполощется,
Перемолотится,
Сгинет туман без следа.
Ах, как не хочется
Про одиночество,
И про тоску вспоминать…
Тянутся просеки,
Ну а колёсики
Продолжают стучать.

Над кучерявостью лесной
Метлой сердито машет вьюга.
Зачем мы ссоримся с тобой?
Ведь не хватает нам друг друга.
Зачем мы ссоримся, когда
Бывают дни такие злые,
И мчат стальные поезда
Опять нас в дали ледяные…

Шпалами-точками,
Рельсами-строчками,
Чётко прописан маршрут.
Ямами-кочками,
Днями и ночками,
Едем туда, где не ждут…
Ах, как не хочется
Про одиночество,
И про тоску вспоминать…
Тянутся просеки,
Ну а колёсики
Продолжают стучать.

Весна прошла уже давно,
А лета до сих пор не видно.
Пожалуй, было бы смешно,
Когда бы не было обидно.
Когда бы жизни помело
Не разметало нас по свету,
Когда хранили б мы тепло,
Там, где осталось наше лето…

 

19 января 2006

 

* * *

 

Чёрная птица
сидит на заборе.
Чёрная птица
глядит в пустоту.
Чёрная птица
устала петь в хоре.
Ей не пристало
петь песню не ту.

Чёрная птица
устала быть чёрной.
Чёрная птица,
а в сердце пожар!
Все триста лет
оставаться вороной...
Вот где кошмар!
Вот где ужас-то...
Кар-р-р!

Слышится, где-то
толпа веселится.
В шуме моторов,
где боль не слышна.
Чёрная,
чёрная,
чёрная птица
Чёрной тоскою
смертельно больна.

 

2008

 

* * *

 

Палач искусно убивал –

За годы руку он набил.
И ничего не ощущал
В момент, когда с плеча рубил.
Кто б ни взошёл на эшафот,
Ребёнок, женщина ль, старик,
Не проступал холодный пот,
Не превращался в ком язык.
Он говорил: «С душой простись!»
И, опуская вниз топор,
Перерубая чью-то жизнь,
Смотрел на красный срез в упор.
И ни единою слезой
Не промочив клочки ресниц,
Смотрели с мёртвой пустотой
Глаза из высохших глазниц.
Но самым страшным был тот факт,
Что масса серая толпы
Жевала хлеб, пока антракт
У представленья казни был.
Палач, топор и эшафот –

Всё это стадной жизни страсть.
Вот где и власть и грязь... и вот,

Где смерть живёт и скалит пасть.

 

Около 2007–2008

 

* * *
 

Знаю, мы обязательно свидимся –

Так уж вышился пьесы сюжет –

И друг другом у мира похитимся

Через год или тысячу лет.

Крепко солнце держа, как сапёр чеку,
И читая разметки дорог,
Мы узнаем друг друга по почерку,
Затаённому между строк.

Поспешу я в твой зал ожидания,
С тем, о чём ты призналась сама.
Всё – тебе! Ничего – мирозданиям!
Провались, вселенская тьма!

Пусть холерики и сангвиники
Правят бал и срывают куш,
Мы узнаем друг друга по мимике
Наших кровоточащих душ.

 

Апрель 2009

 

* * *

 

Типичный мечтатель
из дома напротив,
в домашнем трико и очках,
всегда улыбнётся
любой непогоде:
видать, вся душа в… светлячках.
И, может быть, кто-то
подумает: «…мало,
наверно, у парня мозгов!»
Но видела ночь,
как к нему прилетала
Фея из добрых снов.

Глаза её были
наполнены чем-то,
в чём можно тонуть и тонуть.
И бедный мечтатель
не знал комплимента
который бы выразил суть…
Рассыпались мысли
межзвёздною пылью,
и он, осторожно, без слов,
внимал – просто сказочному! –

длиннокрылью
Феи из добрых снов.

Ещё они долго
летали над крышей,
пугая сварливых ворон;
смеялись и пели,
и всякий мог слышать
их радостных песен трезвон.
И звёзды летели
пушинками снега,
и верить хотелось в любовь…
Была она точно
частичкою неба,
Фея из добрых снов.

Она улыбнулась
ему на прощанье
и выпорхнула в окно,
конечно же, дав
перед тем обещание:
вернётся со следующим сном.
В лучах предрассветных
растаяла тенью,
оставив лишь запах духов.
Ах, как виртуальна
она, к сожалению,
Фея из добрых снов.

 

Апрель 2009

 

* * *

 

Когда кончится смерть,
И придёт снова время жить,
Я хотел бы,
хотя бы на треть,
Вспомнить, как
я любил любить.
В прошлой жизни,
в одной из них,
В те века,
когда мир был леп.
Как слагал по слогам свой стих,
Для Неё,
и от счастья слеп.

Растворяюсь в слезах
самых тёплых дождей...
Просочится бы к Ней
сквозь зонт!
Да пропеть
о любви своей
Всеми звуками звонких нот!
Обнимаю гитары гриф,
Проникаю в реальность снов.
Лью пьянящий коктейль нот и рифм
Про любовь.

Когда кончится смерть,

И прольётся на ночь рассвет,
Чтобы вновь сердцем сердце греть
Светом глаз освещая свет.
Мы не встретим
ненужных дум.
Наша суть
не напьётся лжи.
И не будет мешать нам шум
Расправлять два крыла души!

Растворяюсь в мечте
самых тёплых дождей,
Зацепляюсь за горизонт...
Знаю, ждёт от весны вестей
Та, которая встречи ждёт!
За печалями февраля
Непременно придёт апрель.
И закружит под нами Земля –

Карусель!

Когда кончится смерть,
И себя одолеет боль,
Будем снова
цвести и зреть,
В ля-диез
или в си-бемоль.
Будни будущего будить
Песней солнечной, золотой.
И хранить тоненькую нить
Пониманья души душой!

 

Март 2009

 

* * *

 

Спасибо, что заглянули!
Как разумом не криви,
А сердцу милее пули –

Глоточек людской любви!

Здесь, в вечном столпотворении,
Среди миллионов нот,
Где гений сидит на гении,
И гению же поёт,

О чём очень важно друг другу
Сказать, если не о том,
Что, внемля сердечному стуку,
Друг друга мы в гости ждём?!

В Эдемском саду, в аду ли,
Бродя испокон веков?..
Спасибо, что заглянули
В приют виртуальных снов!

 

Май 2009