Арсений Тарковский

Арсений Тарковский

Далеко, далеко, за полсвета 
От родимых долгот и широт, 
Допотопное чудище это 
У меня на окошке живет. 
  
Что ему до воклюзского лавра 
И персидских мучительниц–роз, 
Если он под пятой бронтозавра 
Ластовидной листвою оброс? 
  
Терпеливый приемыш чужбины, 
Доживая стотысячный век, 
Гонит он из тугой сердцевины 
Восковой криворукий побег. 
  
Жажда жизни кору пробивала, – 
Он живет во всю ширь своих плеч 
Той же силой, что нам даровала 
И в могилах звучащую речь.